Ежегодный Доклад о деятельности Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан и соблюдении прав и законных интересов ребенка в Республике Татарстан в 2010 году

Человечество обязано давать ребенку лучшее, что оно имеет
            (Декларация прав ребенка)
 
СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОКЛАД
Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан
 
Введение
 
         2010 год отмечен образованием и становлением в Республике Татарстан института уполномоченного по правам ребенка. Должность Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан (далее – Уполномоченный) была учреждена Законом Республики Татарстан от 28.06.2010 № 34-ЗРТ «О внесении изменений в Закон Республики Татарстан «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан» и статьи 2.3, 8.1. Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях» в целях усиления гарантий государственной защиты прав ребенка, содействия их соблюдению и уважению государственными органами Республики Татарстан, органами местного самоуправления и должностными лицами.
         Настоящий Специальный доклад (далее – Доклад) подготовлен в соответствии со статьей 35.7 Закона Республики Татарстан «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан» и является первым докладом Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан о соблюдении прав и законных интересов ребенка в Республике Татарстан.
         Доклад не ставит задачей дать исчерпывающий анализ положения детей в Республике Татарстан. В нем отражены вопросы реализации прав детей в основных сферах их жизнедеятельности, ставшие объектом внимания Уполномоченного в 2010 году.
Доклад подготовлен на основе анализа и обобщения обращений граждан, результатов проверок, проведенных Уполномоченным, официальных статистических данных, информации органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений, а также сведений, полученных Уполномоченным в ходе участия в различных совещаниях и мероприятиях по вопросам защиты прав и законных интересов детей.
 
Анализ обращений в адрес Уполномоченного
по правам ребенка в Республике Татарстан в 2010 году
 
         Анализ обращений в адрес Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан в 2010 году показал следующее.
Всего за период с июля по декабрь 2010 года (со дня учреждения в Республике Татарстан должности Уполномоченного по правам ребенка) поступило 233 обращения. Из них:
письменных - 119 обращений (51 % от общего количества обращений);
устных - 114 обращений (49 % от общего количества обращений).
 
        
В результате рассмотрения указанных обращений:
восстановлены права по 19 жалобам (8%);
даны разъяснены о способах и средства защиты прав ребенка по 202 обращениям (87%);
отказано в принятии к рассмотрению по 11 жалобам (5%).
 
Поступившие на рассмотрение Уполномоченного обращения можно тематически структурировать следующим образом:
 
Тематика обращений
 
количество
%
1. О нарушении жилищных прав детей,
в том числе:
- детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа;
- семей, имеющих детей-инвалидов;
- многодетных семей;
- выселение, угроза выселения, снятие с регистрационного учета;
- нуждаемость в жилье, плохие жилищные условия, потребность в улучшении жилищных условий.
 
63
 
 
4
8
8
 
8
 
 
35
    
 
 
 
 
27%
2. О реализации иных имущественных прав детей, в том числе:
- неисполнение алиментных обязательств по отношению к несовершеннолетним детям;
- назначение и выплата пособий семьям, имеющим детей;
- иных.
 
45
 
 
22
 
8
15
 
 
 
 
19%
3. Споры родителей и других родственников о порядке общения с детьми, об определении места жительства детей
 
 
35
 
15%
4. О реализации права детей на образование, условия пребывания в образовательных учреждениях
 
 
33
 
14,5%
5. По вопросам опеки, попечительства, усыновления
 
 
20
 
8,5%
6. О реализации права детей на здоровье,
в том числе:
- признании инвалидности,
- бесплатное питание,
- состояние детских площадок,
- оказание высокотехнологической медицинской помощи
 
14
 
6
2
4
 
2
 
 
 
6%
7. О жестоком обращении с ребенком, угрозе его жизни и здоровью
 
 
9
 
4%
8. О реализации права на жизнь
 
5
2%
9. О предоставлении квалифицированной юридической помощи
 
 
9
 
 
4%
 
 
В анализируемом периоде наиболее проблемными продолжают оставаться вопросы реализации жилищных, имущественных прав детей. Такая ситуация является аналогичной для всех субъектов Российской Федерации.
Примерно каждое четвертое обращение в 2010 году касалось жилищных вопросов. Из них 1/8 часть жалоб была связана с выселением несовершеннолетних в результате расторжения брака родителей, либо смены собственника жилья. Каждое второе обращение касалось вопросов улучшения жилищных условий, либо продвижения очереди на жилье.
Обращения по вопросам нарушения имущественных прав несовершеннолетних составили почти 1/5 часть всех обращений. В основном они были связаны с выплатой алиментов на содержание детей (49% от общего количества обращений данной категории), назначением и выплатой пособий семьям, имеющим детей (18% от общего количества обращений данной категории), в том числе материнского капитала, защитой наследственных прав детей.
Жалобы и обращения граждан на нарушения прав детей в сфере образованиясоставили 14,5%. Заявители отмечали неудовлетворительную организацию процесса обучения (22% от всех обращений по данной тематике), жаловались на действия преподавателей и администрации школы, нарушающие права детей (7%), конфликты в школах между участниками образовательного процесса (10%). Из общего количества обращений по данным вопросам 56% касалось нарушений прав детей на дошкольное образование. Следует отметить, что 4 жалобы имели коллективный характер.
Анализ обращений по вопросам реализации прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, показал, что в 2010 году по-прежнему поднимались правовые аспекты усыновления, оформления опеки, вопросы назначения и задержки выплаты пособий на опекаемых и приемных детей. От жителей республики поступали жалобы на действия (бездействие) органов опеки и попечительства.
В структуре обращений о реализации права детей на здоровье преобладали обращения по вопросам отказа службы медико-социальной экспертизы в установлении инвалидности, реализации права на бесплатное питание детей в возрасте до трех лет и детей из многодетных семей, жалобы на качество медицинского обслуживания детей в медицинских учреждениях. Также имели место обращения по вопросу оказания содействия в получении высокотехнологичной медицинской помощи, состояния (отсутствия) придворовых детских игровых и спортивных площадок.
По-прежнему, как и в предыдущие годы, граждане поднимали вопросы уклонения родителей от родительских обязанностей (22 обращения).
В 2010 году поступило 8 сообщений о жестоком обращении с детьми. По каждому из обращений информация была направлена в органы опеки и попечительства, ситуации тщательно изучены с выездом на место. В тех случаях, когда были установлены факты нарушения прав детей, приняты меры по защите прав несовершеннолетних.
Анализ динамики обращений показывает, что с начала деятельности Уполномоченного (с июля 2010 года) общее количество обращений по сравнению с 2009 годом увеличилось в 15 раз: в 2009 году в адрес Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан поступило 15 обращений, за вторую половину 2010 года - 233 обращения.
При работе с обращениями граждан за истекший период начала складываться практика участия Уполномоченного в рассмотрении гражданских дел в суде. Первоначально как представителя одной из сторон в судебном процессе. Однако, это означало, скорее всего оказание квалифицированной юридической помощи. Принципиальным моментом являлось то, чтобы в суде по определенным делам было заслушано и учтено при принятии решения мнение именно Уполномоченного. В реализации данной задачи мы нашли полную поддержку со стороны Верховного Суда Республики Татарстан и в настоящее время суды общей юрисдикции удовлетворяют ходатайства сторон о привлечении Уполномоченного к участию в деле в качестве третьего лица либо самостоятельно привлекают Уполномоченного как государственный орган в порядке статьи 47 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации для дачи заключения по делу. Причем по 2 судебным делам, в которых принимал участие Уполномоченный, решения были приняты с учетом мнения Уполномоченного в интересах детей. В условиях, когда в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством Уполномоченный не наделен самостоятельной процессуальной правоспособностью, т.е. правом по собственной инициативе вступать в судебный процесс, указанное взаимодействие представляется особенно важным с точки зрения приоритета соблюдения прав и интересов ребенка.
Подавляющее большинство обращений поступило от родителей несовершеннолетних (152 обращения), обращения иных родственников составили 33 обращения, опекунов и попечителей - 2; 2 обращения поступило от самих несовершеннолетних, 7 обращений от лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
 
Категории граждан
Количество
%
1. Родители, в том числе:
- многодетные;
- имеющие детей-инвалидов
152
6
8
 
65%
2. Иные родственники
33
14%
3. Опекуны и попечители
2
1%
4. Несовершеннолетние
2
1%
5. Лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
7
3%
6. Представители общественных организаций, прессы
15
6%
7. Руководители и сотрудники детских учреждений
7
3%
8. Должностные лица органов государственной и муниципальной власти
4
2%
9. Иные лица (посторонние граждане, соседи и др.)
11
5%
 
В целом работа с обращениями граждан является одним из направлений деятельности Уполномоченного. Она позволяет, с одной стороны, оказать содействие в восстановлении прав конкретных детей. С другой стороны, частный случай выводит иногда на системные проблемы в области детства. Дальнейший анализ причин такой проблемы позволяет выработать предложения и предпринять конкретные шаги по ее преодолению. Именно такая работа представляется для Уполномоченного наиболее важной и приоритетной: выявить проблему, выработать предложения по ее разрешению и донести ее до органов, компетентных ее разрешить.
 
II. Реализация жилищных прав детей в условиях действующего законодательства
 
Не секрет, что самыми насущными и естественными потребностями человека являются потребности в пище и жилье.
Поэтому не случайно Конвенция о правах ребенка в качестве одного из приоритетных направлений деятельности государств – участников Конвенции определяет поддержку (в том числе материальную) родителей и других лиц, воспитывающих детей, в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем (статья 27 Конвенции о правах ребенка).
Между тем, изучение ситуации по соблюдению прав детей в жилищной сфере свидетельствует о том, что она не соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка, закрепленному в статье 3 Конвенции о правах ребенка.
Происходит это, прежде всего, ввиду:
- несовершенства действующего правового регулирования жилищных правоотношений;
- высокой финансовой затратности реализации указанных прав;
- невыполнения родителями своих обязанностей по содержанию ребенка.
Прежде всего, хотелось бы остановиться на соблюдении жилищных прав наиболее уязвимых категорий детей – это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-инвалиды и дети из многодетных семей, а также детей при их выселении и осуществлении различных сделок с жильем.
 
Жилищные права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
 
Наиболее остро стоит вопрос соблюдения жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Действующее законодательство устанавливает государственную гарантиюобеспечения жильем этой категории детей. Согласно Федеральному закону «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» при выходе из учреждений интернатного типа, окончания пребывания под попечительством или в приемной семье дети должны быть обеспечены жильем. Те из них, которые имели закрепленное жилое помещение, должны вернуться в это жилье и органы государственной власти должны обеспечить его сохранность. Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения, должны быть обеспечены органами государственной власти жилой площадью.
В отношений детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения, отмечаются следующие проблемы.
1. Это проблема нормативно-правового регулирования, выраженная в несогласованности норм федерального законодательства в части определения компетенции по обеспечению жильем данной категории детей: является ли это полномочием органов государственной власти субъектов РФ или органов местного самоуправления.
Федеральный закон «О дополнительных мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» предусматривает обязанность обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения, вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм после окончания их пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, органами исполнительной власти по месту жительства (абзац второй пункта первого статьи 8). При этом абзац третий пункта первого статьи 8 и статья 5устанавливает, что дополнительные гарантии по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предусмотренные данным законом являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации.
С другой стороны, в соответствии с Жилищного кодекса Российской Федерации (пункт 2 части 2 статьи 57) детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, жилые помещения должны предоставляться по договорам социального найма вне очереди. Положения части 3 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающие общий порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, определили, что жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления.
Такая несогласованность норм статьи 8 упомянутого Федерального закона и статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации привела в судебной практике к сложностям в определении ответчика по делам в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения.
В этой связи Верховным Судом Российской Федерации было проведено обобщение практики рассмотрения судами дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст.1 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». По результатам такого обобщения Верховный Суд Российской Федерации признал правильной позицию судов, которые, разрешая дела названной категории, обосновано удовлетворяли требования прокуроров к органам местного самоуправления о предоставлении вне очереди по договору социального найма жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по месту их жительства.
Однако Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 5 февраля 2009 года № 250-О-П, выявляя конституционно-правовой смысл положения абзаца второго пункта 1 статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», пришел к выводу, что данное положение в системе действующего правового регулирования предполагает, что обеспечение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения, вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных нормативов после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, является государственным полномочием субъекта Российской Федерации, осуществляется исполнительными органами государственной власти субъекта Российской Федерации по месту жительства таких детей и может быть возложено на органы местного самоуправления только с соблюдением установленного федеральным законом порядка наделения их соответствующими государственными полномочиями.
Такой конституционно-правовой смысл указанного законоположения является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.
         Между тем, обращения в адрес Уполномоченного по правам ребенка свидетельствуют об отсутствии четкого понимания вышеуказанного положения как органами государственной, муниципальной власти, так и гражданами.
2. В Республике Татарстан предоставление жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа (далее – дети-сироты) , осуществляется путем выдачи и реализации сертификатов для обеспечения жильем, порядок которого определен Законом Республики Татарстан от 08.12.2004 № 63-ЗРТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» и постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16.05.2008  № 326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18.12.2007 № 732 «О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения».
Предоставление детям-сиротам сертификатов для обеспечения жильем осуществляется согласно ежегодно формируемому Сводному списку детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения, на очередной год (далее – Сводный список по РТ).
         Количество детей-сирот, не имеющих закрепленного жилого помещения, за последние три года составило:
 
 
 
 
период
от 0 и старше
(чел.)
от 16 и старше
(чел.)
включенных в Сводный список по РТ (чел.)
на 01.01.2009г.
 
 
1611
 
786
 
961
на 01.01.2010г.
 
 
1934
 
961
 
928
на 01.01.2011г.
 
 
3232
 
1423
 
1098
 
 
         Финансирование данных расходных обязательств из бюджета Республики Татарстан и федерального бюджета в 2008-2010 годах составило:
 
Год
Объем средств бюджета Республики Татарстан
(тыс. рублей)
Объем средств федерального бюджета
(тыс. рублей)
Общий объем средств
(тыс. рублей)
 
2008
 
 
89 000,0
 
11 563,3
 
100 563,3
 
2009
 
 
50 000,0
 
11 170,1
 
61 170,1
 
2010
 
 
50 000,0
 
10 697,9
 
60 697,9
 
Итого
 
 
189 000,0
 
33 431,3
 
222 431,3
 
Таким образом, по итогам трех лет было выделено 222 431,3 рублей, в том числе из бюджета РТ - 189 000,0 рублей, из федерального бюджета – 33 431,3 рублей. Много это или мало? Расходы бюджетов субъектов Российской Федерации, в которых проблема обеспечения жильем детей-сирот решается эффективно составляет 250 000,0 рублей в год.
         Обеспечение жильем детей-сирот за счет жилищного сертификата выглядит следующим образом:
в 2008 г. право на получение сертификата возникло у 711 чел., получили сертификат – 112 человек;
в 2009г. – у 961 человек, получило - 70 человек,
в 2010г. - у 928человек, получило – 72 человека.
Таким образом, за последние 3 года реализовало свое право на сертификаты 254 человека.
 
 
Обеспечение жильем детей-сирот за счет жилищного сертификата
 
Год
Общий объем средств
(тыс. рублей)
Количество детей-сирот по Сводному списку по РТ (чел.)
Количество детей-сирот, получивших сертификат (чел.)
 
2008
 
100 563,3
 
 
711
 
112
 
2009
 
61 170,1
 
 
961
 
70
 
2010
 
 
60 697,9
 
 
928
 
72
 
2011
 
 
106 600,0
 
1098
 
 
123*
 
* - получат в 2011 году по приблизительным подсчетам.
 
В бюджете Республики Татарстан на 2011 год расходы на обеспечение жильем детей-сирот предусмотрены в сумме 106 600,0 тыс. рублей. Приблизительные расчеты показывают, что эта сумма позволит получить жилищные сертификаты только 123 человек из 1098, у которых имеется право на получение жилищного сертификата по состоянию на 01.01.2011 года. Безусловно следует отметить положительную тенденцию по возрастанию сумм, заложенных на эти цели в республиканском бюджете. Однако, при сегодняшних темпах предоставления жилья существующую «очередность» детей-сирот, не преодолеть. Для того, чтобы обеспечить в текущем году всех детей-сирот, включенных в Сводный список по РТ, потребуется 949 330,8 тыс. рублей. Это очень серьезная нагрузка для бюджета Республики Татарстан. Полагаю, что часть этой нагрузки могли бы взять на себя органы местного самоуправления: обеспечивать жильем за счет местного бюджета в год хотя бы одного человека из рассматриваемой категории, поставленного на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на их территории. Это позволило бы решить жилищный вопрос как минимум 45 детям-сиротам в год. Тем более, что такие примеры есть: за последние три года по договорам социального найма предоставлено жилье:
22 детям-сиротам в г.Набережные Челны;
6 детям-сиротам в Чистопольском муниципальном районе;
3 детям-сиротам в Нижнекамском муниципальном районе.
При такой ситуации с предоставлением жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа, не имеющих закрепленного жилья, встает вопрос о том, как решается жилищный вопрос детей, не получающих жилищного сертификата сразу после окончания пребывания, в частности, в детском доме. Прежде всего, в качестве решения жилищного вопроса детям-сиротам предлагается выбрать местом своего дальнейшего обучения - учебные заведения, имеющие общежития, местом работы - организации, имеющие общежития. Безусловно такой подход не решает проблему в принципе. Он лишь оттягивает ее решение. При этом дети существенно ограничиваются в выборе своей профессии, поскольку во главу угла ставится не желание и возможности ребенка, а койко-место в общежитии. Другим вариантом временного решения жилищного вопроса для мальчиков является служба в армии.
3. Нарушаются права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного помещения, в части отсутствия постановки или несвоевременной постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.
В ходе проверок Уполномоченным детских домов были выявлены дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения и не состоящие на учете нуждающихся в обеспечении жильем. В личных делах детей-сирот, не имеющих закрепленного жилого помещения, отсутствовали документы, подтверждающие их постановку на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Между тем, статьи 49 и 52 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливают право детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения, состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан, поданных ими в указанный орган по месту своего жительства. В случае с детьми - сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, подача таких заявлений должна осуществляться органами опеки и попечительства.
Причем данный вопрос может решаться органом опеки и попечительства параллельно с установлением статуса ребенка и одновременно с подготовкой решения об устройстве несовершеннолетнего в детский дом. Тем более, что решение всех этих вопросов относится к компетенции одного органа - органа местного самоуправления, который наделен функциями органа опеки и попечительства.
 
Не меньше проблем в реализации права на жилище возникают и у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеющих закрепленное жилое помещение.
1. Прежде всего, это проблема порождена несовершенством правового регулирования данного вопроса. Отсутствует законодательно закрепленное определение понятия «закрепленное жилое помещение», не урегулирован механизм закрепления за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, жилых помещений. Данное обстоятельство позволяет под закрепленным жилым помещением понимать и жилье, находящееся в собственности, и «закрепленное жилье», и «сохранение права проживания». Именно такие формулировки используются в актах органов местного самоуправления о направлении ребенка в детский дом в части указания на наличие закрепленного жилого помещения. Неопределенность правового смысла понятия «закрепленное жилое помещение» порождает серьезные нарушения жилищных прав детей рассматриваемой категории.
Во-первых, существует практика закрепления за лицами указанных категорий жилых помещений, которые в принципе не могут быть закреплены за ними. Например, жилье, находящееся в собственности других лиц.
Так, в результате проверки личных дел воспитанников Кировского детского дома было установлено, что за одним из воспитанников постановлением главы о направлении ребенка в детский домзакреплено жилое помещение, находящееся в собственности у тети мальчика.В результате правом на это жилое помещение ребенок воспользоваться не сможет и не приобретет право на постановку на учет как лицо указанной категории ввиду наличия у него «закрепленного жилья».
Во-вторых, существует практика закрепления жилья, заведомо находящегося в ветхом состоянии и непригодного для проживания. Это случаи формального закрепления за сиротой жилья, в котором фактически проживать невозможно.
         К примеру, в личном деле братьев-воспитанников одного из детских домов имеются сведения о закрепленном жилье. Однако, при этом, имеется и акт о признании данного жилья непригодным для проживания, и не подлежащее восстановлению. В данной ситуации акт о признании жилого помещения непригодным для проживания является основанием для отнесения детей к категории детей-сирот, не имеющих закрепленного жилого помещения, и постановки на учет нуждающихся в жилье.
 В-третьих, абсолютно недопустимым является указание в актах органов местного самоуправления в качестве закрепленного жилого помещения на сохранение права проживания. Что понимается органами местного самоуправления при использовании данной формулировки сказать трудно. Можно предположить, что речь идет о регистрации ребенка по месту проживания. Однако согласно действующему законодательству регистрационный учет по месту проживания является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. Ввиду этого он не порождает каких-либо вещных прав на жилое помещение.
В целях исключения вышеуказанных нарушений прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, необходимо исходить из правового смысла понятия «закрепленное жилое помещение», которое означает закрепление жилого помещения на каком-либо праве: собственности либо договору социального найма. Сохранность именно данных прав ребенка на жилое помещение должно гарантировать государство на период его пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.
2. Серьезной проблемой реализации права на жилище детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, имеющими закрепленное жилое помещение, является сохранность закрепленного жилья. В соответствии с Федеральным законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» сохранение закрепленного жилого помещения относится к расходным полномочиям субъектов Российской Федерации и Законом Республики Татарстан от 20.03.2008 № 7-ЗРТ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан отдельными государственными полномочиями Республики Татарстан в области опеки и попечительства» данным полномочием наделены органы местного самоуправления. Таким образом, обязанность по сохранению закрепленного жилья лежит на органах опеки и попечительства.
Жилье приходит в негодность по различным причинам:
1) ветхости, уничтожения (пожаром, затоплением и т.д.). Решение этой проблемы требует серьезных материальных затрат: либо проведение капитального ремонта, либо предоставление другого жилого помещения в связи с признанием закрепленного жилого помещения непригодным для проживания, либо постановка на учет нуждающихся в жилых помещениях.
2) другой причиной приведения жилого помещения в непригодность является проживание в закрепленном за ребенком жилом помещении лишенных родительских прав родителей, которые продолжают вести аморальный образ жизни, систематически разрушают жилище, не вносят плату за жилищно-коммунальные услуги, накапливая огромные долги, которые иногда переходят по наследству детям. При этом возврат детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа в сохраненное за ними жилое помещение противоречит их интересам, поскольку возвращает их в ту среду, из которой они были изъяты в их же интересах.
Одним из механизмов решения данной проблемы является выселение таких родителей в судебном порядке из занимаемого по договору социального найма жилого помещения:
по статье 90 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с невнесением платы за жилищно-коммунальные услуги с предоставлением другого жилого помещенияпо договору социального найма. С иском о выселении из жилого помещения родителей, лишенных родительских прав, могут обратиться органы опеки и попечительства, опекун (попечитель) или приемный родитель ребенка, прокурор, а также родитель, не лишенный родительских прав. Из такого подхода исходит судебная практика Верховного Суда Российской Федерации;
по статье 91 Жилищного Кодекса Российской ФедерацииФ в связис невозможностью совместного с ними проживания детей, в отношении которых они лишены родительских прав, без предоставления другого жилого помещения.
В случае, когда единоличным собственником жилья является ребенок, проживающий в государственном учреждении, однако в квартире проживают либо лишенные родительских прав родители, либо иные родственники, которые не вносят плату за жилое помещение, вопрос о прекращении права пользования данным жилым помещением возможно решить в порядке, установленном частью четвертой статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, т.е. в связи с прекращением семейных отношений с собственником жилого помещения.
В такого рода делах следует проявить принципиальность и исходить, прежде всего, из интересов ребенка, а не его пьющих и лишенных родительских прав родителей, которые лишили своего ребенка семьи, нормального детства и обрекли на страдания.
С целью решения вопроса долгов по оплате жилищно-коммунальных услуг необходимо своевременное уведомление организаций, осуществляющих начисление платежей за жилищно-коммунальные услуги, об отсутствии проживания ребенка в закрепленном жилом помещении в связи с нахождением его на государственном обеспечении. В этом случае начисление платежей будет осуществляться только за коммунальные услуги.
Кроме того, в целях недопущения роста долгов по оплате жилищно-коммунальных услуг в рамках защиты жилищных прав и интересов детей-сирот имеется практика по заключению с согласия органов опеки и попечительства договоров поднайма. Денежные средства от сдачи жилья поступают на личные счета детей (в т.ч. погашаются долги).
         3. Имеют место случаи нарушения прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ввиду отсутствия юридически установленного статуса ребенка-сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей.
В частности, в ходе проверки личных дел воспитанников Нурлатского детского дома выявлено трое воспитанников, не имеющих статуса ребенка-сироты и не имеющих закрепленного жилого помещения. Данное обстоятельство, прежде всего, нарушает права таких детей в части помещения их в детских дом без законных на то оснований. Кроме того, это не позволяет поставить указанных воспитанников на учет нуждающихся в жилье и, как следствие, не позволит в дальнейшем реализовать гарантированное государством право на жилье.
 
Жилищные права семей, имеющих детей-инвалидов
 
Не менее остро стоит вопрос реализации права на жилье семьями, имеющими детей-инвалидов. Семьи, имеющие детей-инвалидов, это чаще всего малообеспеченные неполные семьи, в которых, как правило, одна мама. Самостоятельное решение жилищного вопроса для них зачастую нереально. Это можно сделать только при поддержке органов государственной или муниципальной власти.
Социальная поддержка семей, имеющих детей-инвалидов, в улучшении жилищных условий отличается в зависимости от даты постановки на учет нуждающихся. Те семьи, которые встали на учет нуждающихся до 1 января 2005 года, имеют право на:
предоставление субсидий на приобретение жилья за счет субвенций, выделяемых из федерального бюджета;
предоставление жилого помещения по договору социального найма.
Семьи, имеющие детей-инвалидов, вставшие на учет после 1 января 2005 года, обеспечиваются жилым помещением в общем порядке предоставления жилья по социальному найму.
В Республике Татарстан мера социальной поддержки в части обеспечения жильем семей, имеющих детей-инвалидов, осуществляется за счет средств федерального бюджета в виде субсидий на приобретение жилья, порядок предоставления которых утвержден постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 07.06.2006 № 275 «Об утверждении Положения о предоставлении субсидий на приобретение жилья за счет субвенций, выделяемых из федерального бюджета, отдельным категориям граждан» (далее – Положение). Функции, связанные с проведением мероприятий по предоставлению субсидий на приобретение жилья семьям, имеющим детей-инвалидов, осуществляет Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан.
Предоставление субсидий производится в порядке очередности согласно Сводному списку получателей субсидий из числа инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов, формируемому Министерством труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан (далее – Сводный список) на основании списков органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан, где граждане встали на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. Сводные списки формируются в той же хронологической последовательности в какой граждане-получатели субсидий были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.
При этом необходимо иметь ввиду, что нахождение лица в Сводном списке не влечет его снятие с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий (в порядке очереди либо во внеочередном порядке), который ведется по месту жительства граждан. Иное означало бы нарушение предписаний Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающего исчерпывающий перечень оснований для снятия граждан с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях (статьи 55 и 56), и могло бы повлечь необоснованное ограничение права граждан, включая инвалидов, на обеспечение жильем. Таков конституционно-правовой смысл норм Положения, выявленный Конституционным Судом Республики Татарстан в постановлении от 08.04.2010 № 39-П. Имеющие место случаи снятия органами местного самоуправления граждан с учета нуждающихся обусловлено неправомерным толкованием оспариваемых норм правоприменителем.
Семьи, имеющие детей-инвалидов, состоят в Сводном списке вместе со всеми другими категориями инвалидов. Так, по состоянию на 01.01.2011г. в этом Сводном списке состоит 6669 человек, из которых 1220 - инвалиды с детства и семьи, имеющие детей-инвалидов. Т.е. эти семьи «растворены» в общей очереди инвалидов и очередь до них не доходит. Это подтверждает объем финансирования субсидий семьям, имеющим детей-инвалидов, от общего объема финансирования:
 
 
 
2008г.
 
 
2009г.
 
2010г.
Общий объем финансирования
(тыс. руб.)
 
133 580,0
 
 
99 720,0
 
 
118 226,0
 
В том числе направленных на субсидии семьям, имеющим детей-инвалидов (тыс. руб., %)
 
5 267, 7
 
(3,9%)
 
979,2
 
 (0,9%)
 
5 187,6
 
(4,3%)
 
Размер субсидии рассчитывается исходя из стоимости норматива общей площади жилого помещения - 18 квадратных метров - по средней рыночной стоимости 1 кв. метра общей площади жилья по Республике Татарстан, устанавливаемой Министерством регионального развития Российской Федерации.
         За период 2006-2010 годов субсидиями на улучшение жилищных условий было обеспечено 32 семьи, имеющей детей-инвалидов.
 
период
Обеспечено инвалидов (чел.)
Из них семей, имеющих детей-инвалидов
 
 
2006-2008гг.
 
 
856
 
19
 
2009г.
 
 
72
 
2
 
2010г.
 
 
267
 
11
 
2006-2010гг.
 
 
1195
 
32
По информации глав муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан количество семей, имеющих детей-инвалидов, обеспеченных органами местного самоуправления жильем по договорам социального найма по республике составило 0 семей за последние три года. Таким образом, за последние 5 лет в Республике Татарстан при государственной поддержке улучшили свои жилищные условия только 32 ребенка-инвалида.
Нарушаются также жилищные права детей-инвалидов, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в Перечне тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание с ними в одной квартире, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 16.06.2006 № 378. Жилищным кодексом Российской Федерации (статья 57) таким детям гарантируется предоставление жилых помещений по договорам социального найма внеочереди и общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза). Однако, органы местного самоуправления отказывают во внеочередном предоставлении жилья. Это подтверждается теми обращениями, которые поступили в адрес Уполномоченного.
Считаю необходимым указать органам местного самоуправления на недопустимость нарушений жилищных прав данной категории детей и на обязанность по обеспечению их жильем.
При этом Положение устанавливает право семей, имеющих детей-инвалидов, на первоочередное получение субсидий (пункт 4). Однако данная норма на практике не работает и бессмысленна, поскольку все категории инвалидов, составляющие Сводный список, имеют право на внеочередное либо первоочередное получение субсидии.
В качестве одной из мер социальной поддержки семей, имеющих детей-инвалидов, в решении жилищного вопроса федеральное законодательство (статья 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации») предусматривает предоставление семьям, имеющим в своем составе инвалидов, права на первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, ведения подсобного и дачного хозяйства и садоводства. Насколько данный способ решения жилищного вопроса для рассматриваемой категории граждан является реальным, сказать сложно, но он существует.
 
Жилищные права многодетных семей
 
В своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент Российской Федерации Д.А.Медведев сделал акцент на необходимость эффективной государственной политики в области детства. Одним из направлений данной политики он выделил поддержку многодетных семей: «…для многодетных семей должен быть создан режим наибольшего благоприятствования».
Жилье остается одной из самых острых проблем и для этой категории семей.
Действующее законодательство предусматривает решение жилищного вопроса многодетных семей путем:
предоставления в установленном порядке жилья по договорам социального найма;
путем предоставления сертификата за счет средств бюджета Республики Татарстан (далее – сертификат).
Согласно сведениям, представленным главами муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан, за последние три года (2008-2010гг.) муниципальное жилье по социальному найму получило только 9 многодетных семей в г.Набережные Челны.
Порядок выдачи и реализации сертификатов установлен постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16.08.2008 № 326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18.12.2007 №732 «О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения».
         Право на получение сертификата имеют многодетные семьи, имеющие пять и более детей, зарегистрированных и проживающих с родителями и не образовавшими свои семьи.
Размер субсидии определяется исходя из норматива общей площади жилого помещения (18 квадратных метров на каждого члена семьи), за вычетом общей площади жилого помещения, занимаемого многодетной семьей (в случае, если занимаемое ими жилое помещение соответствует санитарным нормам и правилам проживания), и средней стоимости 1 кв. метра общей площади жилья в Республике Татарстан, утверждаемой Министерством регионального развития Российской Федерации.
Сводный список многодетных семей в Республике Татарстан на очередной год (далее – Сводный список по РТ) формируется и утверждается Министерством строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан на основании списков, полученных от органов местного самоуправления. Сводный список по РТ формируется в той же хронологической последовательности, в какой граждане были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного самоуправлении.
Ситуация с обеспечением жильем многодетных семей за счет жилищного сертификата следующая:
 
 
 
 
 
Год
Общий объем средств бюджета РТ
(тыс. рублей)
Количество семей по Сводному списку по РТ
Количество семей, получивших сертификат
 
2008
 
81 000,0
 
 
725
 
32
 
2009
 
0
 
 
0
 
0
 
2010
 
 
0
 
0
 
0
 
2011
 
 
103 900,0
 
 
_______
 
_______
 
Обращает внимание, что последние 2009 и 2010гг. средства на указанные цели не выделялись. С учетом семей, получивших жилье по договору социального найма, за последние четыре года улучшили свои жилищные условия только 75 многодетных семей.
Но в решении данного вопроса наметилась положительная тенденция, поскольку в бюджете Республики Татарстан на 2011 год на обеспечение жильем многодетных семей предусмотрены средства в объеме 103 900,0 тыс. рублей.
 
Реализация жилищных прав детей при их выселении и осуществлении различных сделок с жильем
 
Реализации жилищных прав детей при их выселении и осуществлении различных сделок с жильем затрагивает все категории детей.
Речь идет о нарушении жилищных прав детей при расторжении брака родителей и купле-продаже жилья.
Причиной нарушений является ущербность действующего законодательства, регламентирующего защиту жилищных прав детей.
Законодательство, действовавшее до 1 января 2005 г., устанавливало больше гарантий государственной защиты жилищных прав детей.
Во-первых, согласно ранее действовавшей редакции пункта 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на жилище не являлся основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника
Жилищный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу с 1 марта 2005 года, установил новое регулирование прав пользователей жилых помещений. Так, в соответствии с частью 4 статьи 31 в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Появилась ранее неизвестная правовая категория, определяющая статус детей по отношению к своим разведенным родителям как «бывший член семьи» и, если ребенок по соглашению родителей остается проживать с родителем - несобственником жилого помещения, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренном частью четвертой статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации.
Указанное положение не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором (Федеральный закон от 29.12.2004 № 189-ФЗ).
В случае, если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию. Частью 5 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что по истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений части 4 настоящей статьи, соответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и данным бывшим членом его семьи. До истечения указанного срока право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности на данное жилое помещение этого собственника или, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права, на основании решения суда.
С принятием Жилищного кодекса Российской Федерации одновременно изменились и вышеуказанные положения пункта 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно переход права собственности на жилище стал основанием прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.
Реализация указанных новаций законодательства на практике привела в 2005-2007 годах к многочисленным выселениям детей из жилых помещений.
Верховный Суд Российской Федерации (хоть и не сразу) определил свою позицию по этому вопросу в «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2007 года»: в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями.
Аналогичные выводы содержаться в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».
Такое толкование норм закона и позиция Верховного Суда Российской Федерации позволили существенно переломить судебную практику по удовлетворению исков отцов к собственным детям об освобождении своих квадратных метров и привело к пониманию, что развод родителей не отнимает у детей право на жилье.
Однако ничто не препятствует такому родителю продать жилье третьему лицу. А от выселения из жилого помещения детей, не являющихся собственниками жилья, по искам собственников, не являющихся их родителями (в том числе бабушек, дедушек, и т.д.), действующее законодательство совершенно не защищает.
Так, к Уполномоченному обратилась гражданка И.с жалобой на судебные решения, которыми удовлетворен иск ее отца о выселении ее и трех ее детей из жилого дома, находящегося в его собственности. В результате женщина и трое ее несовершеннолетних детей оказались на улице и были вынуждены снимать жилье по коммерческому найму.
Во-вторых,ранее действовавшие нормы части четвертой статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливали обязательное согласие органов опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника.
С принятием Федерального закона от 30.12.2004 № 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» вышеуказанные положения части четвертой статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации изменились.
Теперь согласие органов опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения требуется только в случае, если в таком жилом помещении проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, оставшиеся без попечения родителей, о чем должно быть известно органу опеки и попечительства, и если при этом затрагиваются права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних.
Таким образом, контрольная функция органов опеки и попечительства за совершением сделок с жильем, в котором проживают несовершеннолетние, не лишенные родительского попечения, исчезла. Законодатель посчитал, что разумность поведения родителей по отношению к собственным детям не требует дополнительного контроля.
Отстранение органов опеки и попечительства от процесса выдачи предварительных разрешений на сделки, затрагивающие интересы детей (в случаях, когда они не являются собственниками, а лишь обладают правом пользования жилым помещением), привело к многочисленным случаям выселения детей по всей Российской Федерации.
В частности, к Уполномоченному обратилась опекун малолетнего ребенка К. в защиту его жилищных прав. Мать ребенка (собственник квартиры) получила кредит в банке на лечение одного из своих малолетних детей под залог недвижимости - квартиры, в которой проживали она и ее дети. После смерти матери выплаты по кредитному договору прекратились и банк забрал квартиру, оставив несовершеннолетнего ребенка, в нем проживавшего, без жилья. Опекун подала в суд иск о признании сделки залога жилья незаконной ввиду отсутствия согласия на ее совершение органов опеки и попечительства. Однако поскольку на момент заключения сделки ребенок не был лишен родительского попечения, то согласно вышеуказанным нормам Гражданского кодекса Российской Федерации такая сделка не подлежала согласованию с органами опеки и попечительства.
 Проверка конституционности части четвертой статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации была предметом рассмотрения Конституционного суда Российской Федерации. В постановлении от 08.06.2010 № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждански В.В.Чадаевой» Конституционным судом Российской Федерации была высказана правовая позиция, согласно которой пункт 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не соответствующим статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка, вопреки установленным законом обязанностям родителей, нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.
         Безусловно, что такая позиция Конституционного суда Российской Федерации требует внесения изменений в действующее законодательство.
Вышеуказанные нормы жилищного и гражданского законодательства направлены, прежде всего, на усиление гарантий прав собственника жилого помещения и означают отход от принципа приоритета интересов жилищных прав детей.
         Кроме того, действующее законодательство содержит еще одно положение, регламентирующее защиту жилищных прав детей. Это обязательность предварительного разрешения органа опеки и попечительства, выдаваемого родителями, опекунам, попечителям на совершение либо дачу согласия на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества несовершеннолетнего ребенка, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих несовершеннолетнему прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества несовершеннолетнего (часть первая статьи 28 и часть вторая статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации). В данном случае федеральное законодательство в равной степени защищает право собственности и детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей, и детей, не лишенных родительского попечения.
При этом необходимо иметь ввиду, что из вышеуказанных положений Гражданского кодекса Российской Федерации не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями и иными законными представителями. По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, выраженному в определении от 06.03.2003 № 119-О, напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями статей 2, 17 и части 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации и как показывает судебная практика, решения органов опеки и попечительства – в случаях их обжалования в судебном порядке – подлежат оценке судом исходя из конкретных обстоятельств дела.
Между тем, на практике имеют место неоправданные запреты органов опеки и попечительства на совершение сделок с жильем.
К сожалению можно констатировать, что главными нарушителями жилищных прав детей выступают те, кто по природе и по закону обязаны их защищать. Ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.
 
III. Реализация прав детей на жизнь и здоровье
 
Согласно статье 6 Конвенции о правах ребенка государства - участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка.
В области соблюдения прав детей в Республике Татарстан на жизнь и здоровье хотелось бы остановиться на следующих аспектах.
Обеспечение детей первых трех лет жизни детским питанием
 
В качестве положительного направления государственной политики в отношении детей в Республике Татарстан нужно отметить организацию обеспечения питанием детей в возрасте до трех лет.
В республике 120 000 детей в возрасте от 0 до 3 лет. Из них на естественном вскармливании находятся только 58% детей первого года жизни. Поэтому обеспечение остальных детей специальными молочными продуктами питания и смесями представляется актуальным. В Республике Татарстан данная проблема нашла свое эффективное разрешение в рамках Президентской программы «БЭЛЭКЭЧ» («Малыш»), которая позволила обеспечить детей стандартным и высококачественным набором продуктов молочного питания.
Согласно действующему законодательству организация обеспечения детей первых трех лет жизни специальными молочными продуктами питания и смесями по рецептам врача относится к расходным полномочиям субъектов Российской Федерации и в соответствии с Законом Республики Татарстан 16.03.2006 № 19-ЗРТ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан отдельными полномочиями Республики Татарстан в обрасти здравоохранения» передана органам местного самоуправления.
В соответствии со статьей 8 Закона Республики Татарстан от 22.12.2009 № 67 «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» и постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 31.10.2009 № 933 «О порядке безвозмездного обеспечения детей первых трех лет жизни специальными молочными продуктами питания и смесями по рецептам врачей и финансирования расходов по его организации», специальными молочными продуктами и смесями по рецептам врачей безвозмездно должны обеспечиваться:
- дети первых трех лет жизни из семей со среднедушевым доходом, не превышающим величину прожиточного минимума на душу населения, установленного на территории Республики Татарстан;
- дети первых двух лет жизни, которым мера социальной поддержки в виде безвозмездного обеспечения специальным питанием предоставлялась до 22.12.2009г.;
- дети первых трех лет жизни, имеющие хронические заболевания (анемия, белково-энергетическая недостаточность).
Дети, не отнесенные к категориям, которые обеспечиваются безвозмездным питанием, могут быть обеспечены полноценным питанием за счет личных средств граждан.
При этом органы местного самоуправления вправе выделять средства из бюджета муниципального образования на организацию дополнительного питания детей первых трех лет жизни полноценным питанием сверх установленных норм. Однако таким правом воспользовалось только муниципальное образование города Казани, где дополнительно обеспечены детским питанием дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей, и ВИЧ-инфицированные дети.
Однако реализация органами местного самоуправления указанных полномочий выявила проблемы, связанные с различиями, как в части охвата подлежащего контингента, так и в части ассортимента и нормативов выдачи продукции. Поэтому в целях повышения качества обеспечения полноценным питанием детей первых трех лет жизни в рамках Президентской программы «Бэлэкэч» («Малыш) был изменен порядок безвозмездного обеспечения детей молочными продуктами питания.
Была осуществлена централизация закупок и поставок специального молочного питания до раздаточных пунктов центральных районных больниц и детских поликлиник через Государственное автономное учреждение «Диспетчерский центр Министерства здравоохранения Республики Татарстан». Детское питание закупается у ОАО «Зеленодольский молочный комбинат», на котором налажена и работает современная линия по производству специальных молочных продуктов для детей, отвечающих стандартам. Это позволило снизить расходы, обеспечить четкое соблюдение нормативных финансовых затрат, организовать обеспечение детей стандартным и высококачественным набором продуктов молочного питания в 2010 году – 32 590 детей, в 2011 году – 38 399 детей.
 
Вопросы детской инвалидности
 
Обращения, которые поступают в адрес Уполномоченного говорят о том, что проблемы детской инвалидности продолжают оставаться актуальными.
В соответствии с действующим законодательством медико-социальная экспертиза определяет потребности освидетельствуемого лица в мерах социальной поддержки, следствием чего является оказание соответствующей помощи. Необходимо сохранять финансирование семей, в которых живут такие дети, чтобы они получали адекватную социальную поддержку, лечение и реабилитацию. Однако есть случаи, когда после переосвидетельствования ребенка в бюро медико-социальной экспертизы семья теряет право на социальную поддержку. Люди остаются один на один с сомнительным прогнозом заболевания, хотя врачам и родителям очевидно, что необходимо продолжать лечение и реабилитацию. И учреждения медико-социальной экспертизы при принятии решений должны исходить из приоритета соблюдения интересов ребенка. Уменьшение числа детей с инвалидностью не должно быть самоцелью.
Между тем, по мнению Уполномоченного не всегда это соблюдается.
Согласно действующему законодательству условиями признания гражданина инвалидом являются:
а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;
б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);
в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
Наличие одного из указанных условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.
Из трех вышеуказанных условий первое определяется медицинским учреждением (диагноз).
Остальные - учреждениями медико-социальной экспертизы (далее - учреждения МСЭ) и носят оценочный характер (осуществляются исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица (статья 7 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»). Безусловно, что данная оценка не является произвольной, а обусловлена определенной классификацией и критериями, используемыми при осуществлении медико-социальной экспертизы (приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 № 1013н). Однако такая оценка субъективна. Важно исключить субъективный подход в работе экспертов учреждений МСЭ к трактовке критериев ограничений жизнедеятельности у детей. При такой оценке необходимо исходить из интересов ребенка и любое сомнение трактовать в его пользу.Вывод о субъективности – не досужее размышление, его подтверждает непоследовательность решений, принимаемых учреждениями МСЭ.
При этом следует отметить, что решение учреждений МСЭ об отказе в установлении инвалидности трудно оспоримо. Дать правовую оценку такого отказа представляется очень сложным и судам, и органам прокуратуры. Поэтому необходимо понимать всю меру своей ответственности за вынесенное решение и за судьбу ребенка, который ввиду отказа в установлении инвалидности лишается мер поддержки.
Действующее законодательство, регламентирующее порядок установления инвалидности, предоставлет право составлять программу дополнительного обследования ребенка. Однако такое обследование должно реализовываться:
действительно в целях установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности, а не пересмотра диагноза, что часто имеет место быть;
с учетом того, что дополнительное обследование ребенка (прежде всего, медицинское) не в целях установления правильного диагноза и в последующем верного лечения, а в целях определения степени ограничения жизнедеятельности и других дополнительных сведений, может иметь негативное влияние на и так проблемное здоровье ребенка, психологически травмировать ребенка. Т.е. к такому праву учреждения МСЭ должны прибегать в исключительных случаях и только в интересах ребенка.
В адрес Уполномоченного обратилась гражданка К. в защиту прав своей малолетней дочери, которой учреждение МСЭ с целью уточнения диагноза (что не входит в компетенцию учреждений МСЭ) назначило такие обследования, которые по оценке врачей могут существенно ослабить здоровье и так больного ребенка.
Эти проблемы, возникающие в процессе переосвидетельствования детей-инвалидов, не могут быть решены на уровне одного региона. Их масштаб требует пересмотра законодательно закрепленных на федеральном уровне подходов к установлению, подтверждению или снятию статуса «ребенок-инвалид».
Другой момент, на котором хотелось бы остановиться.
 Согласно пункту 25 Правил признания лица инвалидом, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», (далее – Правила) медико-социальная экспертиза проводится специалистами соответствующего бюро путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина. При этом в проведении медико-социальной экспертизы по приглашению руководителя бюро могут участвовать с правом совещательного голоса специалисты соответствующего профиля (пункт 27 Правил)).
Таким образом, решение о привлечении специалиста отдано на усмотрение руководителя учреждения МСЭ. По мнению Уполномоченного данное усмотрение должно решаться в пользу ребенка.
Многие обращения связаны с ненадлежащей работой с гражданами по разъяснению вопросов, связанных с установлением инвалидности.
Между тем, согласно Правилам, специалисты бюро обязаны ознакомить гражданина с порядком и условиями признания гражданина инвалидом, а также дать разъяснения гражданами по вопросам, связанным с установлением инвалидности.
Имели место жалобы на отказ в выдаче справки о результатах МСЭ гражданам, не признанным инвалидами. Между тем, это обязанность учреждений МСЭ при наличии желания гражданина (пункт 36 Правил)).
Информация о документах для проведения экспертизы должна быть более открытой.
Также имели место жалобы на невозможность проведения экспертизы на дому в силу различных обстоятельств. Между тем, согласно пункту 23 Правил медико-социальная экспертиза может проводиться на дому в случае, если гражданин не может явиться в бюро по состоянию здоровья, что подтверждается заключением организации, оказывающей лечебно-профилактическую помощь.
За каждым случаем детской инвалидности нужно видеть ребенка, имеющего проблемы со здоровьем и принимать решение в их интересах, чтобы ребенок получил возможность улучшить свое здоровье, а родители - обеспечить это своему ребенку.
Проект «Больничный клоун»
 
По инициативе Министерства здравоохранения Республики Татарстан и Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан в 2010 году начал реализовываться проект «Больничный клоун». Проект направлен на оказание помощи детям, страдающим тяжелыми заболеваниями и длительное время находящимся в больничных стенах, и поэтому нуждающимся в специальной поддержке и заботе.
Больничная клоунада, существующая в мире уже более 25 лет, представляет собой систему мер, направленных на интенсивную реабилитацию детей и их родителей, находящихся на стационарном лечении с помощью средств клоунады и игротерапии. Специальные проведенные зарубежные исследования доказали, что здоровье детей улучшается пропорционально улучшению их настроения. Игра, общение, смех могут помочь ребенку, вернув в его повседневную жизнь нормальное детство.
Деятельность больничных клоунов планируется организовать на базе прежде всего Государственного учреждения здравоохранения «Детская республиканская клиническая больница» Министерства здравоохранения Республики Татарстан, где проходят длительное лечение тяжело больные дети.
В настоящее время проект прошел стадию отбора и подготовки больничных клоунов, которые осуществляются одними из ведущих специалистов России в области больничной клоунады. Такая подготовка в рамках проводимой школы больничных клоунов планируется к завершению к середине апреля. С мая 2011 года первые больничные клоуны начнут работать в отделениях Детской республиканской клинической больницы.
 
Проект «Детская площадка»
 
В последнее время в различных регионах Российской Федерации участились случаи травмирования и гибели детей на детских игровых и спортивных площадках.
К сожалению, не обошли стороной такие печальные факты и Республику Татарстан. Так, в результате падения малой архитектурной формы (скульптуры лягушки), располагавшейся на придомовой территории г.Зеленодольска, получил травму бедра пятилетний ребенок М. В городе Казани на школьном дворе произошел трагический случай гибели одиннадцатилетнего ребенка Т. в результате падения на него металлических футбольных ворот. В Лениногорске на территории детской площадки получила телесное повреждение бедра восьмилетняя А. в результате скатывания с металлической горки.
Указанные факты вызвали серьезную озабоченность Уполномоченного состоянием в Республике Татарстан детских игровых и спортивных площадок и степенью их безопасности для жизни и здоровья детей.
В этой связи Уполномоченным были организованы и проведены совместные рейды по детским площадкам города Казани с привлечением органов прокуратуры, органов местного самоуправления, подразделений по делам несовершеннолетних, жилищной инспекции. По итогам рейдов были установлены многочисленные нарушения по состоянию детских игровых и спортивных площадок, которые были заактированы всеми участниками выездных проверок. На основании этого в адрес Мэра г.Казани И.Р.Метшина было направлено соответствующее заключение об устранении нарушения прав несовершеннолетних детей.
Кроме того, Уполномоченным была инициирована инвентаризация детских игровых и спортивных площадок на территории каждого муниципального района и городского округа, проверка их состояния, приведение их в безопасное для детей состояние и закрепление за каждой площадкой лица, ответственного за ее надлежащее содержание. Последнее представляется особенно важным, поскольку произошедшие несчастные случаи подтвердили отсутствие таких лиц.
Из 45 муниципальных районов и городских округов только 6 (Ютазинский, Новошешминский, Атнинский, Агрызский, Бугульминский, Менделеевский) предоставили исчерпывающую информацию в запрошенном нами формате. Остальные ответили о проведении соответствующей работы, однако их ответы скорее свидетельствуют о формальном подходе к проверке детских площадок.
 
Преступления в отношении несовершеннолетних
 
Особую озабоченность Уполномоченного вызывают факты убийства либо причинения тяжкого вреда здоровью детей.
О таких фактах Уполномоченному становится известно, в том числе, из обращений граждан, средств массовой информации, но главным образом, из оперативных сводок Министерства внутренних дел по Республике Татарстан, с которым налажено конструктивное взаимодействие: Уполномоченный в ежесуточном режиме получает информацию о совершенных преступлениях за минувшие сутки в отношении несовершеннолетних.
Кроме того, полную поддержку Министерства внутренних дел по Республике Татарстан и Следственного управления Следственного комитета России по Республике Татарстан нашло предложение Уполномоченного о сотрудничестве в целях построения эффективной работы по защите прав детей, подвергшихся преступным посягательствам. В частности, речь идет о практике информирования Уполномоченного о ходе расследований уголовных дел по его запросам (в рамках действующего законодательства) и заслушивания следователей о результатах проведенных следственных мероприятий.
В Республике Татарстан остается высокий уровень зарегистрированных совершенных преступлений в отношении несовершеннолетних. По последним данным Информационного Центра МВД по РТ на территории Республики Татарстан в 2010 году зарегистрировано 3053 преступления уголовной направленности в отношении несовершеннолетних. Основную массу составляют преступления небольшой и средней тяжести (кражи, грабежи, побои). Но особую тревогу вызывает количество преступлений против жизни и здоровья. В 2010 году было совершено 5 убийств несовершеннолетних, 1 случай убийства матерью новорожденного ребенка, 6 фактов убийства по неосторожности и 29 случаев причинения тяжкого вреда здоровью. Зарегистрирован небольшой рост преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: 112 в 2010 году, включая 11 изнасилований, 22 насильственных действия сексуального характера. Большое количество преступлений связанных с половым сношением с лицами, не достигшими 16-летнего возраста. Их 50.
С момента образования института Уполномоченного, в республиканских правоохранительных органах было возбужденно 13 уголовных дел. Подавляющее большинство составляют преступления против жизни и здоровья и преступления против половой неприкосновенности. На сегодняшний день по трем из них вынесены обвинительные приговоры:
по уголовному делу по факту смерти малолетнего Е. в Республиканской инфекционной больнице в г.Казани от ушиба головного мозга. 19.11.2010г. вынесен обвинительный приговор, в соответствии с которым за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть несовершеннолетнего, отец Е. был приговорен к 5,6 годам лишения свободы. Как установило следствие в ночь с 17 на 18 сентября 2010 года отец 6-месячного мальчика, в сопровождении которого ребенок находился на лечении, пытаясь успокоить плачущего сына, нанёс ребёнку три удара рукой в область головы. В результате этого ребенок получил закрытую черепно-мозговую травму и на следующий день скончался;
по уголовному делу по факту совершения развратных действий в отношении Б. 2004 года рождения. 13.12.2010 года постановлением Елабужского городского суда З. был направлен в специализированное психиатрическое учреждение закрытого типа для применения принудительных мер медицинского характера;
по уголовному делу по факту убийства несовершеннолетней тринадцатилетней девочки, которой было нанесено 40 ножевых ранений. Вечером 11 сентября 2010 года на территории художественной школы № 1 в городе Набережные Челны компания ребят, в которой находилась потерпевшая, играли в догонялки, чем раздражали находившуюся неподалеку нетрезвую Е. 1992 года рождения, и ее подруг. В результате между девушками возникла ссора, в ходе которой Е. завела потерпевшую за гараж, где имевшимся у нее ножом нанесла ей несколько ранений в живот и в спину, в результате которых девочка скончалась. 20.01.2011 года приговором Набережночелнинского городского суда  Е. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с отбыванием в колонии общего режима.
Производство по остальным делам продолжается. Все они находятся на контроле Уполномоченного.
Следует отметить, что преступления на сексуальной почве являются высоко латентными и расследование по ним не всегда приводит к положительному результату. Например, в г. Казани было возбужденно несколько уголовных дел по фактам совершения насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних мальчиков. Эти дела соединены в одно производство. По предварительной информации, представленной Следственным управлением Следственного Комитета России по Республике Татарстан, все три преступления совершил один и тот же преступник, личность которого до настоящего момента не установлена. Уполномоченный держит на контроле это уголовное дело, и будет требовать от правоохранительных органов нахождения и привлечения к уголовной ответственности виновного лица.
Одной из основных причин приостановления и прекращения уголовных дел, является неустановление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Эта проблема, возникающая при расследовании уголовных дел, требует особого внимания со стороны руководства правоохранительных и надзирательных органов.
Уполномоченный держит на контроле ход уголовного дела, возбужденного 09.11.2010 года в отношении неустановленного лица, которое допустило нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое отравление воспитанников муниципального автономного образовательного учреждения «Гимназии-интерната № 4» Кировского района города Казани. В ходе следствия было установлено, что с 08.10.2010 по 18.10.2010 года 63 человека, включая воспитанников и работников «Гимназии-интерната № 4», были госпитализированы с острой кишечной инфекцией. Сроки по уголовному делу неоднократно продлевались и на день составления доклада следствие не закончено.
Также, на контроле Уполномоченного ситуация с причинением смерти несовершеннолетнему Т. 1999 года рождения, на голову которого 11.10.2010 года упали футбольные ворота, расположенные на территории школы № 165 города Казань. Следственным управлением Следственного Комитета России по Республике Татарстан было возбужденно уголовное дело по статье 109 Уголовного кодекса Российской Федерации, но в ходе следствия установить лицо, по чьей вине упали футбольные ворота причинили телесные повреждения несовершеннолетнему не совместимые с жизнью, не представилось возможным, и уголовное дело было прекращено.
Особую озабоченность вызывает насилие по отношению к детям в семье. Такого рода преступления из категории трудно доказуемых, так как нет свидетелей и, как правило, телесные повреждения, полученные в ходе преступлений «залечиваются» дома. На контроле Уполномоченного находилось уголовное дело, возбужденное в отношении неустановленного лица, которое заразило К. 2006 года рождения венерическим заболеванием и совершило с несовершеннолетним ребенком развратные действия. В ходе следствия установить лицо, совершившее преступные действия с малолетним ребенком, не представилось возможным.
В ходе беседы пострадавшего ребенка с детским психологом стало ясно, что этим лицом был ее отец, но следствие не смогло этого доказать.
И поэтому особую значимость приобретает решение суда, которым гражданин К. был ограничен в родительских правах ввиду действий сексуального характера по отношению к своей трехлетней дочери при достаточно слабой доказательной базе. Особую благодарность хотелось бы выразить судебным органам за поддержку позиции Уполномоченного в данном деле и, главное, защиту малолетнего ребенка от сексуальных посягательств педофила-отца.
Уполномоченный считает, что расследования преступлений против детей должны быть всегда на контроле у руководителей правоохранительных органов и общественности. Их должны расследовать лучшие следователи и виновные лица обязаны нести уголовную ответственность.
 
IV. Реализация права детей на образование
 
Из 54 статей Конвенции о правах ребенка 6 посвящены соблюдению прав детей на образование. И это не случайно, поскольку от полноты реализации данного права зависит вся дальнейшая судьба ребенка.
 
Реализация права детей на доступное дошкольное воспитание и образование.
 
Проблема дефицита мест в детских садах является общей для Российской Федерации в целом.
В Республике Татарстан на 01.01.2011 года численность детей дошкольного возраста составляло 288 777 детей, из которых 172 653 ребенка – в возрасте от 0 до 3 лет и 116 124 ребенка – в возрасте от 3 до 7 лет.
На 01.01.2011 года очередность в детские сады составила 25 190 детей, в том числе:
в возрасте от 1,5 до 3 лет – 17 790 детей;
в возрасте от 3 до 7 лет – 7400 детей.
Нельзя не отметить, что в Республике Татарстан уделяется огромное внимание решению данной проблемы на уровне Президента Республики Татарстан и Премьер-министра Республики Татарстан, а также Министерства образования и науки Республики Татарстан. Ее решение предусмотрено в рамках Президентской программы «Бэлэкеч» («Малыш»).
Путями решения проблемы дефицита мест в детских садах определены:
1. открытие дополнительных 128 групп в уже функционирующих дошкольных образовательных учреждениях, которое позволит обеспечить вновь создаваемыми местами 2560 детей;
2. возврат 15 перепрофилированных ранее детских садов, который позволит создать дополнительно 1820 мест;
3. завершение строительства 7 детских садов, которое дополнительно создадут 1185 мест;
4.  строительство новых 22 детских садов, которое позволит создать 3860 мест;
5. создание 5 учреждений на условиях частно-государственного партнерства, которое позволит создать 1470 мест.
В рамках выполнения Программы «Бэлэкеч» («Малыш») в целом планируется получить дополнительно 10 895 мест в детских садах. Срок реализации данной программы планируется до 1 января 2012 года.
Приоритетной задачей стоит обеспечение дошкольным образованием детей в возрасте от трех до семи лет. Такой подход является правильным, поскольку дети в этом возрасте нуждаются не только в воспитательных услугах, а уже в образовательных в целях подготовки к школе. А такую услугу они наиболее оптимально могут получить в детском саду.
В целях преодоления напряженности по очередности в дошкольные образовательные учреждения среди детей до трех лет, считаю возможным рассмотреть вопрос о выплате лицам, осуществляющим уход за ребенком в возрасте от 1,5 до 3 лет, не посещающих дошкольное образовательное учреждение, ежемесячного пособия (компенсации) за счет регионального или местного бюджета. Одним из условий подробной выплаты может являться среднедушевой доход семьи, не превышающий величины прожиточного минимума, установленного в регионе.
Такой опыт имеется в ряде других регионов Российской Федерации, в частности:
в Самарской области - в размере 1000 рублей на воспитание первого ребенка, 1500 рублей – второго ребенка, 2000 рублей – третьего и последующих детей;
в Красноярском крае – 3500 рублей на ребенка от 1,5 до 3 лет при условии, что ребенок стоит в очереди на предоставление путевки в детский сад;
в г.Уфа Республики Башкортостан – 3000 рублей за счет средств бюджета городского округа;
в гг.Чебоксары и Канаш Чувашской Республики (в качестве пилотного проекта как городах, имеющих наиболее высокой уровень очередности в дошкольные образовательные учреждения) – 2165 рублей за счет средств бюджета республики.
В вышеуказанных регионах, за исключением г.Уфа, ежемесячное пособие (компенсация) представляется при условии, что среднедушевой доход семьи не превышает величины прожиточного минимума, установленного в регионе. В Уфе компенсация выплачивается только семьям, состоящим на учете как многодетная или неполная малообеспеченная семья.
 
 
«Поборы» в школах
 
К сожалению, продолжает оставаться актуальной проблема денежных «поборов» с родителей учащихся под видом благотворительной помощи, добровольных пожертвований, которые вопреки требованиям законодательства о благотворительной деятельности и благотворительных организациях носят принудительный характер.
В адрес Уполномоченного такого рода жалобы не поступали. Однако прокурорские проверки показывают, что права граждан на общедоступное и бесплатное общее образование, гарантированные ст. 43 Конституции Российской Федерации и п.3 ст.5 Закона Российской Федерации «Об образовании» продолжают нарушаться.
Например, в 2004 года в школе № 28 Вахитовского района г.Казани осуществлял свою деятельность без регистрации как общественная организация и постановки на налоговый учет благотворительный фонд развития школы. Несмотря на это, указанный фонд в течении нескольких лет собирал родительские взносы. Аналогичные факты выявлены в школах Советского, Ново-Савиновского, Приволжского и Московского районов г.Казани.
По результатам таких проверок Прокуратурой Республики Татарстан были приняты меры прокурорского реагирования.
 
Нарушение права детей на получение образования
 
В Республике Татарстан имеют место факты вопиющего нарушения прав детей на получение общего образования. Нарушения эти осуществляются, прежде всего, родителями, но при попустительстве и ненадлежащей работе соответствующих органов.
Самые яркие примеры таких фактов - в детских домах. Большинство воспитанников детских домов школьного возраста поступают в них с серьезной педагогической запущенностью. К примеру, воспитанник Приволжского детского дома Т. в 15 лет не имел за плечами ни одного класса образования. Усилиями педагогов и воспитателей детского дома он за три летних месяца осилил программу начальной школы. Когда 15-летний парень сдал экстерном экзамены по программе начальной школы, он плакал от радости.
Причем, сдача экзаменов экстерном за один, а иногда, и за несколько классов обучения, - ситуация не единичная и характерна для любого детского дома.
О другом не менее шокирующем случае Уполномоченному стало известно из обращения бабушки несовершеннолетнего П., 1999 года рождения: ребенку 11 лет, но он до сих пор не устроен и не посещает общеобразовательное учреждение. Решением Московского районного суда г.Казани от 11.06.2009 года на мать ребенка возложены обязанности обеспечить получение им общего образования. Однако решение суда до сих пор не исполнено. В настоящее время ставится вопрос о лишении матери ребенка родительских прав за ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию сына.
Трудно поверить, что такие ситуации возможны в 21 веке. За каждым таким фактом - родительская безответственность и преступное бездействие соответствующих органов (опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, органов образования).
 
Реализация права на образование детей с ограниченными возможностями
 
В 2010 году Уполномоченным была проведена проверка реализации права на образование детей с глубокой умственной отсталостью, проживающих в Автономном учреждении социального обслуживания «Дербышенский дом-интернат» и Автономном учреждении социального обслуживания «Верхне-Отарский дом-интернат».
По итогам проверки установлены факты, свидетельствующие о ненадлежащем обеспечении реализации права детей-инвалидов на образование в части организации обучения вновь выявляемых детей-инвалидов. За последние два года не было выявлено дополнительно ни одного ребенка, подлежащего обучению.
Согласно представленным на проверку документам в последний раз Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан обращалось в адрес Министерства образования и науки Республики Татарстан с предложением об организации обучения детей-инвалидов, проживающих в АУСО «Дербышенский дом-интернат» и АУСО «Верхне-Отарский дом-интернат», на базе государственных учреждений системы образования 27 ноября 2008 года. Это свидетельствует о том, что за истекший период не выявлено ни одного ребенка – инвалида из числа воспитанников указанных домов-интернатов, подлежащих обучению.
Согласно Типовому положению о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 12.03.1997 № 288, направление детей в коррекционное учреждение осуществляется органами управления образованием по заключению психолого-медико-педагогической комиссии. Однако сведений, подтверждающих инициирование администрациями домов-интернатов (как законных представителей воспитанников) проведения комплексного психолого-медико-педагогического обследования детей с целью своевременного выявления способностей к обучению, за последние два года не представлено. При этом в ходе проверки стало известно, что «по решению персонала» АУСО «Дербышенский дом-интернат» проходят обучение еще 8 детей. Таким образом, есть вновь выявленные дети, способные к обучению, однако ввиду не проведения своевременного психолого-медико-педагогического обследования, по итогам которого должно быть уточнено или изменено ранее данное комиссией заключение, данные дети лишены права на образование, гарантированного законодательством.
В этой связи Уполномоченным в адрес Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан, руководителей АУСО «Дербышенский дом-интернат» и АУСО «Верхне-Отарский дом-интернат» направлены соответствующие заключения, содержащие рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстановления прав детей на образование. По итогам рассмотрения данного заключения замечания были устранены.
По сведениям Министерства образования и науки Республики Татарстан в Республике Татарстан обучение детей с ограниченными возможностями осуществляется в специальных (коррекционных) учреждениях, в массовых школах, на дому (в том числе – дистанционное обучение), в интеграционной форме:
5664 ребенка с ограниченными возможностями здоровья учатся в 51 специальном (коррекционном) учреждении;
6580 детей (49,5% от общего количества детей с ограниченными возможностями) учатся в массовых школах;
1232 ребенка-инвалида охвачено образованием на дому (из них 250 детей находятся на дистанционном обучении);
419 детей с нарушением слуха, речи, умственного развития и задержкой психического развития - в интеграционной форме: обучение детей с ограниченными возможностями здоровья в специальных (коррекционных) классах при образовательных учреждениях общего типа.
Среди перечисленных форм обучения «особенных» детей нет формы, которая является общепризнанной в мире. Это инклюзивное образование.
Инклюзивное (включающее) образование означает совместное воспитание и обучение «особенных» детей, т.е. детей с ограниченными возможностями, и обычных детей.
Когда мы говорим об образовании особенных детей, то необходимо исходить из того, что это дети не с ограниченными возможностями, а со специальными образовательными нуждами, которым для овладения общеобразовательной программой необходимо получение специальных услуг. Например, наличие сопровождающего, учебников, выполненных шрифтом Брайля, сурдопереводчика, оборудования образовательных учреждений необходимыми техническими приспособлениями (пандусы, широкие двери, специально оборудованные туалетные комнаты и т.д.). Неспособность наших образовательных учреждений обеспечить данные потребности вынуждают «особенных» детей обучаться, как правило, отдельно – в специальных школах. В российской средней общеобразовательной школе редко можно встретить ребенка с нарушениями опорно-двигательного аппарата или сенсорными нарушениями, а тем более, с нарушениями умственных функций.
Тем самым нарушаются закрепленные в законодательстве основные принципы реализации права на образование – общедоступность, бесплатность, недопустимость дискриминации по какому-либо признаку. Государство не обеспечивает равные возможности обучаться обычному ребенку и тому, кто не слышит или передвигается на коляске.
Согласно действующему законодательству детям-инвалидам дошкольного возраста предоставляются необходимые реабилитационные меры и создаются условия для пребывания в детских дошкольных учреждениях общего типа. И только для детей-инвалидов, состояние здоровья которых исключает возможность их пребывания в детских дошкольных учреждениях общего типа, создаются специальные дошкольные учреждения.
Т.е., по общему правилу, дети-инвалиды должны посещать детские сады общего типа и только в случае невозможности – специальные. К сожалению, у нас общее правило является исключением. И невозможность посещения обычного детского сада обусловлена неспособностью обеспечения специальных потребностей таких детей. Между тем, федеральное законодательство (постановление Правительства РФ от 12.08.2008 № 666 «Об утверждении Типового положения о дошкольных учреждениях») предоставляет возможность создания детских садов комбинированного вида, создание в детских садах групп комбинированной направленности, где в одной группе осуществлялось бы совместное образование здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. В Республике Татарстан таких детских садов нет. Причем из обращений граждан Уполномоченному становится известно об отдельных случаях обучения и воспитания «особенных» детей в обычных детских садах. Результат исключительно положительный как для «особенных», так и для обычных детей.
То же самое касается и детей-инвалидов школьного возраста. Невозможность их обучения в общеобразовательном учреждении не должна быть обусловлена отсутствием условий для их пребывания в школе. При этом федеральный законодатель установил необходимость обеспечения учреждений социальной инфраструктуры такого рода приспособлениями. Более того, статья 19 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» устанавливает гарантию государства по обеспечению доступа инвалидов к образованию.
Одной из причин того, что инклюзивное образование пока не стало обычной практикой в России является неготовность общества принять людей с особыми образовательными потребностями как равноправных участников учебной жизни.
В этой связи Уполномоченным была организована работа по выявлению мнения школьников ряда школ города Казани относительно совместного обучения с особенными детьми. В анонимном опросе (т.е. у детей не было причин лукавить) приняло участие 99 учеников 7 и 10 классов. На вопрос анкеты: как бы вы отнеслись к тому, что в вашем классе появится одноклассник, передвигающийся на коляске, 63 процента учеников ответили, что положительно, 38 процентов - не определились, 8 процентов - отрицательно. На вопрос: готовы ли вы оказать помощь в передвижении такому однокласснику 95 процентов ответили положительно. На вопрос: готовы ли вы оказать помощь в учебе такому однокласснику 82 процента опрошенных школьников ответили положительно.
Инклюзивное образование это общепризнанная практика многих современных стран мира. Причем, инклюзивное образование – это отнюдь не роскошь, доступная только странам с высоким уровнем дохода. Инклюзивная практика активно внедряется в странах с низким уровнем доходов, таких как Лаос, Лесото, Марокко, Уганда, Вьетнам и Йемен.
В Республике Татарстан такая форма как  инклюзивное образования отсуствует.
Стратегия развития образования в Республике Татарстан на 2010 – 2015 годы «Килэчэк» («Будущее»), утвержденная постановлением Правительства Республики Татарстан от 30.12.2010 № 1174, не содержит ни слова об инклюзии. Между тем, Уполномоченным на стадии подготовки проекта Стратегии вносились предложения Министерству образования и науки Республики Татарстан по введению инклюзивных методовобразования.
Уполномоченный в очередной раз выступает с предложением о введении инклюзивного образования в порядке, хотя бы, пилотного проекта, реализуемого на базе одной или двух школ, детских садов города Казани, в процессе которого возможно будет выработать соответствующие механизмы реализации инклюзии.
Необходимо понимать, что инклюзивное образование позволит не только реализовать права особенных детей на образование. Оно будет лучше способствовать социально-средовой, социально-психологической реабилитации данных детей, исключив хотя в отношении какой-то их части резервационную схему воспитания. И с другой стороны это будет иметь замечательный воспитательный эффект в отношении обычных детей, которые, с детства общаясь с инвалидами, будут воспринимать их не как изгоев общества, а как своих сограждан, таких же как они. И это соответствует интересам детей.
 
V. Заключение
 
В заключение хотелось бы сказать, что за период деятельности Уполномоченного по итогам 2010 года каких-либо грубых либо массовых нарушений прав детей со стороны органов государственной власти, либо органов местного самоуправления не выявлено.
К сожалению можно констатировать, что главными нарушителями многих прав детей выступают те, кто по природе и по закону обязаны их защищать. Это родители. Ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.
В целом, в Республике Татарстан реализуется государственная политика, направленная на учет, соблюдение и защиту прав и интересов детей. В частности, в республике приняты и реализуется целый ряд программ, направленных на поддержку детства. Это:
Республиканская программа «Дети Татарстана» на 2008-2010 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 24.12.2007г. № 743;
Программа отдыха, оздоровления, занятости детей и молодежи Республики Татарстан на 2010 год, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 05.11.2009 № 761;
Концепция государственной социальной поддержки семьи и детей в Республике Татарстан, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 14.11.2003 № 585.
Реализуются инновационные модели защиты детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, внедряемые в соответствии со следующими программами:
Долгосрочная республиканская целевая программа «Программа активного включения детей-инвалидов и их семей в социальную жизнь по месту жительства в целях улучшения качества и профилактики инвалидного стиля жизни» на 2009-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 412;
Долгосрочная республиканская целевая программа «Формирование межведомственной системы выявления и работы с неблагополучной семьей посредством организации службы участковой социальной помощи, образованной по территориальному принципу» на 2009-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 412;
Долгосрочная республиканская целевая программа «Программа по профилактике повторных правонарушений и преступлений среди несовершеннолетних «Поверь в себя» на 2009-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 412;
Долгосрочная целевая программа «Детство без насилия» - формирование межведомственной системы по выявлению, профилактике насилия и жестокого обращения по отношению к несовершеннолетним» на 2010-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 31.08.2010 № 697;
Долгосрочная целевая программа по профилактике отказов матерей от новорожденных детей в Республике Татарстан «Счастье - быть рядом!» на 2010-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 13.08.2010 № 653;
Долгосрочная целевая программа «Ранее вмешательство по сопровождению детей раннего возраста с нарушениями развития и ограниченными возможностями в Республике Татарстан в 2009-2011 годах», утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 411.
         Данные шаги в сфере реализации и защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, проживающих на территории Республики Татарстан, требуют последовательного системного продолжения, а механизмы защиты прав детей – дальнейшего совершенствования.
         С этой целью Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан предлагает следующее.
Органам государственной власти Республики Татарстан:
рассмотреть вопрос об увеличении расходов бюджета Республики Татарстан на обеспечение жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения;
рассмотреть вопрос об увеличении расходов бюджета Республики Татарстан на обеспечение жильем многодетных семей;
подготовить и внести в установленном порядке проект федерального закона о внесении изменений в Федеральный закон «О дополнительных мерах по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» в части законодательного определения понятия «закрепленное жилое помещение»;
обеспечить надлежащий контроль за выполнением органами местного самоуправления государственных полномочий Республики Татарстан в части наделения их полномочиями органов опеки и попечительства;
рассмотреть варианты решения жилищного вопроса семей, имеющих детей- инвалидов;
подготовить и внести в установленном порядке проект федерального закона о внесении изменений в часть четвертую статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации;
рассмотреть вопрос о выработке механизма обеспечения прав ребенка на доступ к образованию в части исключения случаев непосещения ребенком общеобразовательной школы;
рассмотреть вопрос о введении в Республике Татарстан инклюзивного образования в рамках пилотного проекта, реализуемого на базе одной или двух школ и детских садов города Казани.
 
Органам местного самоуправления:
рассмотреть вопрос об обеспечении жильем за счет средств местного бюджета в год хотя бы одного ребенка-сироты, ребенка, оставшегося без попечения родителей, либо лица из их числа, поставленного на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на их территории;
обеспечить своевременную постановку на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
обеспечить сохранность закрепленного жилья за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей;
обеспечить своевременное установление статуса ребенка-сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей, и направление детей в соответствующие учреждения образования только при наличии данного статуса;
обеспечить выполнение норм действующего законодательства об обеспечении жильем по договорам социального найма семей, имеющих детей- инвалидов, в том числе во внеочередном порядке;
рассмотреть вопрос об обеспечении жильем за счет местного бюджета в год хотя бы одной многодетной семьи, поставленной на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на их территории;
рассмотреть вопрос о выделении средств из бюджета муниципального района, городского округа на организацию дополнительного питания детей первых трех лет жизни полноценным питанием сверх установленных норм;
ускорить подготовку и направление в адрес Уполномоченного информации о результатах инвентаризации и проверки детских игровых и спортивных площадок в требуемом формате;
организовать практику выселения лишенных родительских прав родителей в судебном порядке из занимаемого по договору социального найма жилого помещения в случае противоречия их совместного проживания интересам ребенка.
Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан готов принять непосредственное участие в реализации вышеуказанных предложений и при тесном взаимодействии с органами государственной власти и местного самоуправления, общественными организациями, средствами массовой информации будет стремиться к наилучшему обеспечению прав и законных интересов несовершеннолетних жителей республики.
 
 
Уполномоченный по правам 
ребенка в Республике Татарстан                                                  Г.Л.Удачина
 
Человечество обязано давать ребенку лучшее, что оно имеет
            (Декларация прав ребенка)
 
СПЕЦИАЛЬНЫЙ ДОКЛАД
Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан
 
Введение
 
         2010 год отмечен образованием и становлением в Республике Татарстан института уполномоченного по правам ребенка. Должность Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан (далее – Уполномоченный) была учреждена Законом Республики Татарстан от 28.06.2010 № 34-ЗРТ «О внесении изменений в Закон Республики Татарстан «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан» и статьи 2.3, 8.1. Кодекса Республики Татарстан об административных правонарушениях» в целях усиления гарантий государственной защиты прав ребенка, содействия их соблюдению и уважению государственными органами Республики Татарстан, органами местного самоуправления и должностными лицами.
         Настоящий Специальный доклад (далее – Доклад) подготовлен в соответствии со статьей 35.7 Закона Республики Татарстан «Об Уполномоченном по правам человека в Республике Татарстан» и является первым докладом Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан о соблюдении прав и законных интересов ребенка в Республике Татарстан.
         Доклад не ставит задачей дать исчерпывающий анализ положения детей в Республике Татарстан. В нем отражены вопросы реализации прав детей в основных сферах их жизнедеятельности, ставшие объектом внимания Уполномоченного в 2010 году.
Доклад подготовлен на основе анализа и обобщения обращений граждан, результатов проверок, проведенных Уполномоченным, официальных статистических данных, информации органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений, а также сведений, полученных Уполномоченным в ходе участия в различных совещаниях и мероприятиях по вопросам защиты прав и законных интересов детей.
 
Анализ обращений в адрес Уполномоченного
по правам ребенка в Республике Татарстан в 2010 году
 
         Анализ обращений в адрес Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан в 2010 году показал следующее.
Всего за период с июля по декабрь 2010 года (со дня учреждения в Республике Татарстан должности Уполномоченного по правам ребенка) поступило 233 обращения. Из них:
письменных - 119 обращений (51 % от общего количества обращений);
устных - 114 обращений (49 % от общего количества обращений).
 
        
В результате рассмотрения указанных обращений:
восстановлены права по 19 жалобам (8%);
даны разъяснены о способах и средства защиты прав ребенка по 202 обращениям (87%);
отказано в принятии к рассмотрению по 11 жалобам (5%).
 
Поступившие на рассмотрение Уполномоченного обращения можно тематически структурировать следующим образом:
 

Тематика обращений
 
количество
%
1. О нарушении жилищных прав детей,
в том числе:
- детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и лиц из их числа;
- семей, имеющих детей-инвалидов;
- многодетных семей;
- выселение, угроза выселения, снятие с регистрационного учета;
- нуждаемость в жилье, плохие жилищные условия, потребность в улучшении жилищных условий.
 
63
 
 
4
8
8
 
8
 
 
35
    
 
 
 
 
27%
2. О реализации иных имущественных прав детей, в том числе:
- неисполнение алиментных обязательств по отношению к несовершеннолетним детям;
- назначение и выплата пособий семьям, имеющим детей;
- иных.
 
45
 
 
22
 
8
15
 
 
 
 
19%
3. Споры родителей и других родственников о порядке общения с детьми, об определении места жительства детей
 
 
35
 
15%
4. О реализации права детей на образование, условия пребывания в образовательных учреждениях
 
 
33
 
14,5%
5. По вопросам опеки, попечительства, усыновления
 
 
20
 
8,5%
6. О реализации права детей на здоровье,
в том числе:
- признании инвалидности,
- бесплатное питание,
- состояние детских площадок,
- оказание высокотехнологической медицинской помощи
 
14
 
6
2
4
 
2
 
 
 
6%
7. О жестоком обращении с ребенком, угрозе его жизни и здоровью
 
 
9
 
4%
8. О реализации права на жизнь
 
5
2%
9. О предоставлении квалифицированной юридической помощи
 
 
9
 
 
4%

 
 
В анализируемом периоде наиболее проблемными продолжают оставаться вопросы реализации жилищных, имущественных прав детей. Такая ситуация является аналогичной для всех субъектов Российской Федерации.
Примерно каждое четвертое обращение в 2010 году касалось жилищных вопросов. Из них 1/8 часть жалоб была связана с выселением несовершеннолетних в результате расторжения брака родителей, либо смены собственника жилья. Каждое второе обращение касалось вопросов улучшения жилищных условий, либо продвижения очереди на жилье.
Обращения по вопросам нарушения имущественных прав несовершеннолетних составили почти 1/5 часть всех обращений. В основном они были связаны с выплатой алиментов на содержание детей (49% от общего количества обращений данной категории), назначением и выплатой пособий семьям, имеющим детей (18% от общего количества обращений данной категории), в том числе материнского капитала, защитой наследственных прав детей.
Жалобы и обращения граждан на нарушения прав детей в сфере образованиясоставили 14,5%. Заявители отмечали неудовлетворительную организацию процесса обучения (22% от всех обращений по данной тематике), жаловались на действия преподавателей и администрации школы, нарушающие права детей (7%), конфликты в школах между участниками образовательного процесса (10%). Из общего количества обращений по данным вопросам 56% касалось нарушений прав детей на дошкольное образование. Следует отметить, что 4 жалобы имели коллективный характер.
Анализ обращений по вопросам реализации прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, показал, что в 2010 году по-прежнему поднимались правовые аспекты усыновления, оформления опеки, вопросы назначения и задержки выплаты пособий на опекаемых и приемных детей. От жителей республики поступали жалобы на действия (бездействие) органов опеки и попечительства.
В структуре обращений о реализации права детей на здоровье преобладали обращения по вопросам отказа службы медико-социальной экспертизы в установлении инвалидности, реализации права на бесплатное питание детей в возрасте до трех лет и детей из многодетных семей, жалобы на качество медицинского обслуживания детей в медицинских учреждениях. Также имели место обращения по вопросу оказания содействия в получении высокотехнологичной медицинской помощи, состояния (отсутствия) придворовых детских игровых и спортивных площадок.
По-прежнему, как и в предыдущие годы, граждане поднимали вопросы уклонения родителей от родительских обязанностей (22 обращения).
В 2010 году поступило 8 сообщений о жестоком обращении с детьми. По каждому из обращений информация была направлена в органы опеки и попечительства, ситуации тщательно изучены с выездом на место. В тех случаях, когда были установлены факты нарушения прав детей, приняты меры по защите прав несовершеннолетних.
Анализ динамики обращений показывает, что с начала деятельности Уполномоченного (с июля 2010 года) общее количество обращений по сравнению с 2009 годом увеличилось в 15 раз: в 2009 году в адрес Уполномоченного по правам человека в Республике Татарстан поступило 15 обращений, за вторую половину 2010 года - 233 обращения.
При работе с обращениями граждан за истекший период начала складываться практика участия Уполномоченного в рассмотрении гражданских дел в суде. Первоначально как представителя одной из сторон в судебном процессе. Однако, это означало, скорее всего оказание квалифицированной юридической помощи. Принципиальным моментом являлось то, чтобы в суде по определенным делам было заслушано и учтено при принятии решения мнение именно Уполномоченного. В реализации данной задачи мы нашли полную поддержку со стороны Верховного Суда Республики Татарстан и в настоящее время суды общей юрисдикции удовлетворяют ходатайства сторон о привлечении Уполномоченного к участию в деле в качестве третьего лица либо самостоятельно привлекают Уполномоченного как государственный орган в порядке статьи 47 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации для дачи заключения по делу. Причем по 2 судебным делам, в которых принимал участие Уполномоченный, решения были приняты с учетом мнения Уполномоченного в интересах детей. В условиях, когда в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством Уполномоченный не наделен самостоятельной процессуальной правоспособностью, т.е. правом по собственной инициативе вступать в судебный процесс, указанное взаимодействие представляется особенно важным с точки зрения приоритета соблюдения прав и интересов ребенка.
Подавляющее большинство обращений поступило от родителей несовершеннолетних (152 обращения), обращения иных родственников составили 33 обращения, опекунов и попечителей - 2; 2 обращения поступило от самих несовершеннолетних, 7 обращений от лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
 

Категории граждан
Количество
%
1. Родители, в том числе:
- многодетные;
- имеющие детей-инвалидов
152
6
8
 
65%
2. Иные родственники
33
14%
3. Опекуны и попечители
2
1%
4. Несовершеннолетние
2
1%
5. Лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
7
3%
6. Представители общественных организаций, прессы
15
6%
7. Руководители и сотрудники детских учреждений
7
3%
8. Должностные лица органов государственной и муниципальной власти
4
2%
9. Иные лица (посторонние граждане, соседи и др.)
11
5%

 
В целом работа с обращениями граждан является одним из направлений деятельности Уполномоченного. Она позволяет, с одной стороны, оказать содействие в восстановлении прав конкретных детей. С другой стороны, частный случай выводит иногда на системные проблемы в области детства. Дальнейший анализ причин такой проблемы позволяет выработать предложения и предпринять конкретные шаги по ее преодолению. Именно такая работа представляется для Уполномоченного наиболее важной и приоритетной: выявить проблему, выработать предложения по ее разрешению и донести ее до органов, компетентных ее разрешить.
 
II. Реализация жилищных прав детей в условиях действующего законодательства
 
Не секрет, что самыми насущными и естественными потребностями человека являются потребности в пище и жилье.
Поэтому не случайно Конвенция о правах ребенка в качестве одного из приоритетных направлений деятельности государств – участников Конвенции определяет поддержку (в том числе материальную) родителей и других лиц, воспитывающих детей, в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем (статья 27 Конвенции о правах ребенка).
Между тем, изучение ситуации по соблюдению прав детей в жилищной сфере свидетельствует о том, что она не соответствует принципу наилучшего обеспечения интересов ребенка, закрепленному в статье 3 Конвенции о правах ребенка.
Происходит это, прежде всего, ввиду:
- несовершенства действующего правового регулирования жилищных правоотношений;
- высокой финансовой затратности реализации указанных прав;
- невыполнения родителями своих обязанностей по содержанию ребенка.
Прежде всего, хотелось бы остановиться на соблюдении жилищных прав наиболее уязвимых категорий детей – это дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-инвалиды и дети из многодетных семей, а также детей при их выселении и осуществлении различных сделок с жильем.
 
Жилищные права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей
 
Наиболее остро стоит вопрос соблюдения жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Действующее законодательство устанавливает государственную гарантиюобеспечения жильем этой категории детей. Согласно Федеральному закону «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» при выходе из учреждений интернатного типа, окончания пребывания под попечительством или в приемной семье дети должны быть обеспечены жильем. Те из них, которые имели закрепленное жилое помещение, должны вернуться в это жилье и органы государственной власти должны обеспечить его сохранность. Дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения, должны быть обеспечены органами государственной власти жилой площадью.
В отношений детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения, отмечаются следующие проблемы.
1. Это проблема нормативно-правового регулирования, выраженная в несогласованности норм федерального законодательства в части определения компетенции по обеспечению жильем данной категории детей: является ли это полномочием органов государственной власти субъектов РФ или органов местного самоуправления.
Федеральный закон «О дополнительных мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» предусматривает обязанность обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения, вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм после окончания их пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, органами исполнительной власти по месту жительства (абзац второй пункта первого статьи 8). При этом абзац третий пункта первого статьи 8 и статья 5устанавливает, что дополнительные гарантии по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, предусмотренные данным законом являются расходными обязательствами субъектов Российской Федерации.
С другой стороны, в соответствии с Жилищного кодекса Российской Федерации (пункт 2 части 2 статьи 57) детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, жилые помещения должны предоставляться по договорам социального найма вне очереди. Положения части 3 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающие общий порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма гражданам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, определили, что жилые помещения по договорам социального найма предоставляются на основании решений органа местного самоуправления.
Такая несогласованность норм статьи 8 упомянутого Федерального закона и статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации привела в судебной практике к сложностям в определении ответчика по делам в защиту жилищных прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения.
В этой связи Верховным Судом Российской Федерации было проведено обобщение практики рассмотрения судами дел по заявлениям прокуроров в защиту жилищных прав несовершеннолетних детей, подпадающих под категорию лиц, которые имеют право на дополнительную социальную защиту в соответствии со ст.1 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». По результатам такого обобщения Верховный Суд Российской Федерации признал правильной позицию судов, которые, разрешая дела названной категории, обосновано удовлетворяли требования прокуроров к органам местного самоуправления о предоставлении вне очереди по договору социального найма жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, по месту их жительства.
Однако Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 5 февраля 2009 года № 250-О-П, выявляя конституционно-правовой смысл положения абзаца второго пункта 1 статьи 8 Федерального закона «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», пришел к выводу, что данное положение в системе действующего правового регулирования предполагает, что обеспечение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также детей, находящихся под опекой (попечительством), не имеющих закрепленного жилого помещения, вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных нормативов после окончания пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания, а также в учреждениях всех видов профессионального образования, либо по окончании службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, либо после возвращения из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, является государственным полномочием субъекта Российской Федерации, осуществляется исполнительными органами государственной власти субъекта Российской Федерации по месту жительства таких детей и может быть возложено на органы местного самоуправления только с соблюдением установленного федеральным законом порядка наделения их соответствующими государственными полномочиями.
Такой конституционно-правовой смысл указанного законоположения является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике.
         Между тем, обращения в адрес Уполномоченного по правам ребенка свидетельствуют об отсутствии четкого понимания вышеуказанного положения как органами государственной, муниципальной власти, так и гражданами.
2. В Республике Татарстан предоставление жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа (далее – дети-сироты) , осуществляется путем выдачи и реализации сертификатов для обеспечения жильем, порядок которого определен Законом Республики Татарстан от 08.12.2004 № 63-ЗРТ «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» и постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16.05.2008  № 326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18.12.2007 № 732 «О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения».
Предоставление детям-сиротам сертификатов для обеспечения жильем осуществляется согласно ежегодно формируемому Сводному списку детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения, на очередной год (далее – Сводный список по РТ).
         Количество детей-сирот, не имеющих закрепленного жилого помещения, за последние три года составило:
 
 
 
 

период
от 0 и старше
(чел.)
от 16 и старше
(чел.)
включенных в Сводный список по РТ (чел.)
на 01.01.2009г.
 
 
1611
 
786
 
961
на 01.01.2010г.
 
 
1934
 
961
 
928
на 01.01.2011г.
 
 
3232
 
1423
 
1098
 

 
         Финансирование данных расходных обязательств из бюджета Республики Татарстан и федерального бюджета в 2008-2010 годах составило:
 

Год
Объем средств бюджета Республики Татарстан
(тыс. рублей)
Объем средств федерального бюджета
(тыс. рублей)
Общий объем средств
(тыс. рублей)
 
2008
 
 
89 000,0
 
11 563,3
 
100 563,3
 
2009
 
 
50 000,0
 
11 170,1
 
61 170,1
 
2010
 
 
50 000,0
 
10 697,9
 
60 697,9
 
Итого
 
 
189 000,0
 
33 431,3
 
222 431,3

 
Таким образом, по итогам трех лет было выделено 222 431,3 рублей, в том числе из бюджета РТ - 189 000,0 рублей, из федерального бюджета – 33 431,3 рублей. Много это или мало? Расходы бюджетов субъектов Российской Федерации, в которых проблема обеспечения жильем детей-сирот решается эффективно составляет 250 000,0 рублей в год.
         Обеспечение жильем детей-сирот за счет жилищного сертификата выглядит следующим образом:
в 2008 г. право на получение сертификата возникло у 711 чел., получили сертификат – 112 человек;
в 2009г. – у 961 человек, получило - 70 человек,
в 2010г. - у 928человек, получило – 72 человека.
Таким образом, за последние 3 года реализовало свое право на сертификаты 254 человека.
 
 
Обеспечение жильем детей-сирот за счет жилищного сертификата
 

Год
Общий объем средств
(тыс. рублей)
Количество детей-сирот по Сводному списку по РТ (чел.)
Количество детей-сирот, получивших сертификат (чел.)
 
2008
 
100 563,3
 
 
711
 
112
 
2009
 
61 170,1
 
 
961
 
70
 
2010
 
 
60 697,9
 
 
928
 
72
 
2011
 
 
106 600,0
 
1098
 
 
123*

 
* - получат в 2011 году по приблизительным подсчетам.
 
В бюджете Республики Татарстан на 2011 год расходы на обеспечение жильем детей-сирот предусмотрены в сумме 106 600,0 тыс. рублей. Приблизительные расчеты показывают, что эта сумма позволит получить жилищные сертификаты только 123 человек из 1098, у которых имеется право на получение жилищного сертификата по состоянию на 01.01.2011 года. Безусловно следует отметить положительную тенденцию по возрастанию сумм, заложенных на эти цели в республиканском бюджете. Однако, при сегодняшних темпах предоставления жилья существующую «очередность» детей-сирот, не преодолеть. Для того, чтобы обеспечить в текущем году всех детей-сирот, включенных в Сводный список по РТ, потребуется 949 330,8 тыс. рублей. Это очень серьезная нагрузка для бюджета Республики Татарстан. Полагаю, что часть этой нагрузки могли бы взять на себя органы местного самоуправления: обеспечивать жильем за счет местного бюджета в год хотя бы одного человека из рассматриваемой категории, поставленного на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на их территории. Это позволило бы решить жилищный вопрос как минимум 45 детям-сиротам в год. Тем более, что такие примеры есть: за последние три года по договорам социального найма предоставлено жилье:
22 детям-сиротам в г.Набережные Челны;
6 детям-сиротам в Чистопольском муниципальном районе;
3 детям-сиротам в Нижнекамском муниципальном районе.
При такой ситуации с предоставлением жилья детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа, не имеющих закрепленного жилья, встает вопрос о том, как решается жилищный вопрос детей, не получающих жилищного сертификата сразу после окончания пребывания, в частности, в детском доме. Прежде всего, в качестве решения жилищного вопроса детям-сиротам предлагается выбрать местом своего дальнейшего обучения - учебные заведения, имеющие общежития, местом работы - организации, имеющие общежития. Безусловно такой подход не решает проблему в принципе. Он лишь оттягивает ее решение. При этом дети существенно ограничиваются в выборе своей профессии, поскольку во главу угла ставится не желание и возможности ребенка, а койко-место в общежитии. Другим вариантом временного решения жилищного вопроса для мальчиков является служба в армии.
3. Нарушаются права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного помещения, в части отсутствия постановки или несвоевременной постановки на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.
В ходе проверок Уполномоченным детских домов были выявлены дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, не имеющие закрепленного жилого помещения и не состоящие на учете нуждающихся в обеспечении жильем. В личных делах детей-сирот, не имеющих закрепленного жилого помещения, отсутствовали документы, подтверждающие их постановку на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий.
Между тем, статьи 49 и 52 Жилищного кодекса Российской Федерации устанавливают право детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения, состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Принятие на учет граждан в качестве нуждающихся в жилых помещениях осуществляется органом местного самоуправления на основании заявлений данных граждан, поданных ими в указанный орган по месту своего жительства. В случае с детьми - сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, подача таких заявлений должна осуществляться органами опеки и попечительства.
Причем данный вопрос может решаться органом опеки и попечительства параллельно с установлением статуса ребенка и одновременно с подготовкой решения об устройстве несовершеннолетнего в детский дом. Тем более, что решение всех этих вопросов относится к компетенции одного органа - органа местного самоуправления, который наделен функциями органа опеки и попечительства.
 
Не меньше проблем в реализации права на жилище возникают и у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеющих закрепленное жилое помещение.
1. Прежде всего, это проблема порождена несовершенством правового регулирования данного вопроса. Отсутствует законодательно закрепленное определение понятия «закрепленное жилое помещение», не урегулирован механизм закрепления за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, жилых помещений. Данное обстоятельство позволяет под закрепленным жилым помещением понимать и жилье, находящееся в собственности, и «закрепленное жилье», и «сохранение права проживания». Именно такие формулировки используются в актах органов местного самоуправления о направлении ребенка в детский дом в части указания на наличие закрепленного жилого помещения. Неопределенность правового смысла понятия «закрепленное жилое помещение» порождает серьезные нарушения жилищных прав детей рассматриваемой категории.
Во-первых, существует практика закрепления за лицами указанных категорий жилых помещений, которые в принципе не могут быть закреплены за ними. Например, жилье, находящееся в собственности других лиц.
Так, в результате проверки личных дел воспитанников Кировского детского дома было установлено, что за одним из воспитанников постановлением главы о направлении ребенка в детский домзакреплено жилое помещение, находящееся в собственности у тети мальчика.В результате правом на это жилое помещение ребенок воспользоваться не сможет и не приобретет право на постановку на учет как лицо указанной категории ввиду наличия у него «закрепленного жилья».
Во-вторых, существует практика закрепления жилья, заведомо находящегося в ветхом состоянии и непригодного для проживания. Это случаи формального закрепления за сиротой жилья, в котором фактически проживать невозможно.
         К примеру, в личном деле братьев-воспитанников одного из детских домов имеются сведения о закрепленном жилье. Однако, при этом, имеется и акт о признании данного жилья непригодным для проживания, и не подлежащее восстановлению. В данной ситуации акт о признании жилого помещения непригодным для проживания является основанием для отнесения детей к категории детей-сирот, не имеющих закрепленного жилого помещения, и постановки на учет нуждающихся в жилье.
 В-третьих, абсолютно недопустимым является указание в актах органов местного самоуправления в качестве закрепленного жилого помещения на сохранение права проживания. Что понимается органами местного самоуправления при использовании данной формулировки сказать трудно. Можно предположить, что речь идет о регистрации ребенка по месту проживания. Однако согласно действующему законодательству регистрационный учет по месту проживания является лишь предусмотренным федеральным законом способом учета граждан в пределах Российской Федерации, носящим уведомительный характер и отражающим факт нахождения гражданина по месту пребывания или жительства. Ввиду этого он не порождает каких-либо вещных прав на жилое помещение.
В целях исключения вышеуказанных нарушений прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, необходимо исходить из правового смысла понятия «закрепленное жилое помещение», которое означает закрепление жилого помещения на каком-либо праве: собственности либо договору социального найма. Сохранность именно данных прав ребенка на жилое помещение должно гарантировать государство на период его пребывания в образовательном учреждении или учреждении социального обслуживания населения, а также в учреждениях всех видов профессионального образования независимо от форм собственности, на период службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации, на период нахождения в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы.
2. Серьезной проблемой реализации права на жилище детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, имеющими закрепленное жилое помещение, является сохранность закрепленного жилья. В соответствии с Федеральным законом «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» сохранение закрепленного жилого помещения относится к расходным полномочиям субъектов Российской Федерации и Законом Республики Татарстан от 20.03.2008 № 7-ЗРТ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан отдельными государственными полномочиями Республики Татарстан в области опеки и попечительства» данным полномочием наделены органы местного самоуправления. Таким образом, обязанность по сохранению закрепленного жилья лежит на органах опеки и попечительства.
Жилье приходит в негодность по различным причинам:
1) ветхости, уничтожения (пожаром, затоплением и т.д.). Решение этой проблемы требует серьезных материальных затрат: либо проведение капитального ремонта, либо предоставление другого жилого помещения в связи с признанием закрепленного жилого помещения непригодным для проживания, либо постановка на учет нуждающихся в жилых помещениях.
2) другой причиной приведения жилого помещения в непригодность является проживание в закрепленном за ребенком жилом помещении лишенных родительских прав родителей, которые продолжают вести аморальный образ жизни, систематически разрушают жилище, не вносят плату за жилищно-коммунальные услуги, накапливая огромные долги, которые иногда переходят по наследству детям. При этом возврат детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из их числа в сохраненное за ними жилое помещение противоречит их интересам, поскольку возвращает их в ту среду, из которой они были изъяты в их же интересах.
Одним из механизмов решения данной проблемы является выселение таких родителей в судебном порядке из занимаемого по договору социального найма жилого помещения:
по статье 90 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с невнесением платы за жилищно-коммунальные услуги с предоставлением другого жилого помещенияпо договору социального найма. С иском о выселении из жилого помещения родителей, лишенных родительских прав, могут обратиться органы опеки и попечительства, опекун (попечитель) или приемный родитель ребенка, прокурор, а также родитель, не лишенный родительских прав. Из такого подхода исходит судебная практика Верховного Суда Российской Федерации;
по статье 91 Жилищного Кодекса Российской ФедерацииФ в связис невозможностью совместного с ними проживания детей, в отношении которых они лишены родительских прав, без предоставления другого жилого помещения.
В случае, когда единоличным собственником жилья является ребенок, проживающий в государственном учреждении, однако в квартире проживают либо лишенные родительских прав родители, либо иные родственники, которые не вносят плату за жилое помещение, вопрос о прекращении права пользования данным жилым помещением возможно решить в порядке, установленном частью четвертой статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации, т.е. в связи с прекращением семейных отношений с собственником жилого помещения.
В такого рода делах следует проявить принципиальность и исходить, прежде всего, из интересов ребенка, а не его пьющих и лишенных родительских прав родителей, которые лишили своего ребенка семьи, нормального детства и обрекли на страдания.
С целью решения вопроса долгов по оплате жилищно-коммунальных услуг необходимо своевременное уведомление организаций, осуществляющих начисление платежей за жилищно-коммунальные услуги, об отсутствии проживания ребенка в закрепленном жилом помещении в связи с нахождением его на государственном обеспечении. В этом случае начисление платежей будет осуществляться только за коммунальные услуги.
Кроме того, в целях недопущения роста долгов по оплате жилищно-коммунальных услуг в рамках защиты жилищных прав и интересов детей-сирот имеется практика по заключению с согласия органов опеки и попечительства договоров поднайма. Денежные средства от сдачи жилья поступают на личные счета детей (в т.ч. погашаются долги).
         3. Имеют место случаи нарушения прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, ввиду отсутствия юридически установленного статуса ребенка-сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей.
В частности, в ходе проверки личных дел воспитанников Нурлатского детского дома выявлено трое воспитанников, не имеющих статуса ребенка-сироты и не имеющих закрепленного жилого помещения. Данное обстоятельство, прежде всего, нарушает права таких детей в части помещения их в детских дом без законных на то оснований. Кроме того, это не позволяет поставить указанных воспитанников на учет нуждающихся в жилье и, как следствие, не позволит в дальнейшем реализовать гарантированное государством право на жилье.
 
Жилищные права семей, имеющих детей-инвалидов
 
Не менее остро стоит вопрос реализации права на жилье семьями, имеющими детей-инвалидов. Семьи, имеющие детей-инвалидов, это чаще всего малообеспеченные неполные семьи, в которых, как правило, одна мама. Самостоятельное решение жилищного вопроса для них зачастую нереально. Это можно сделать только при поддержке органов государственной или муниципальной власти.
Социальная поддержка семей, имеющих детей-инвалидов, в улучшении жилищных условий отличается в зависимости от даты постановки на учет нуждающихся. Те семьи, которые встали на учет нуждающихся до 1 января 2005 года, имеют право на:
предоставление субсидий на приобретение жилья за счет субвенций, выделяемых из федерального бюджета;
предоставление жилого помещения по договору социального найма.
Семьи, имеющие детей-инвалидов, вставшие на учет после 1 января 2005 года, обеспечиваются жилым помещением в общем порядке предоставления жилья по социальному найму.
В Республике Татарстан мера социальной поддержки в части обеспечения жильем семей, имеющих детей-инвалидов, осуществляется за счет средств федерального бюджета в виде субсидий на приобретение жилья, порядок предоставления которых утвержден постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 07.06.2006 № 275 «Об утверждении Положения о предоставлении субсидий на приобретение жилья за счет субвенций, выделяемых из федерального бюджета, отдельным категориям граждан» (далее – Положение). Функции, связанные с проведением мероприятий по предоставлению субсидий на приобретение жилья семьям, имеющим детей-инвалидов, осуществляет Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан.
Предоставление субсидий производится в порядке очередности согласно Сводному списку получателей субсидий из числа инвалидов и семей, имеющих детей-инвалидов, формируемому Министерством труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан (далее – Сводный список) на основании списков органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан, где граждане встали на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий. Сводные списки формируются в той же хронологической последовательности в какой граждане-получатели субсидий были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий.
При этом необходимо иметь ввиду, что нахождение лица в Сводном списке не влечет его снятие с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий (в порядке очереди либо во внеочередном порядке), который ведется по месту жительства граждан. Иное означало бы нарушение предписаний Жилищного кодекса Российской Федерации, устанавливающего исчерпывающий перечень оснований для снятия граждан с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях (статьи 55 и 56), и могло бы повлечь необоснованное ограничение права граждан, включая инвалидов, на обеспечение жильем. Таков конституционно-правовой смысл норм Положения, выявленный Конституционным Судом Республики Татарстан в постановлении от 08.04.2010 № 39-П. Имеющие место случаи снятия органами местного самоуправления граждан с учета нуждающихся обусловлено неправомерным толкованием оспариваемых норм правоприменителем.
Семьи, имеющие детей-инвалидов, состоят в Сводном списке вместе со всеми другими категориями инвалидов. Так, по состоянию на 01.01.2011г. в этом Сводном списке состоит 6669 человек, из которых 1220 - инвалиды с детства и семьи, имеющие детей-инвалидов. Т.е. эти семьи «растворены» в общей очереди инвалидов и очередь до них не доходит. Это подтверждает объем финансирования субсидий семьям, имеющим детей-инвалидов, от общего объема финансирования:
 

 
 
2008г.
 
 
2009г.
 
2010г.
Общий объем финансирования
(тыс. руб.)
 
133 580,0
 
 
99 720,0
 
 
118 226,0
 
В том числе направленных на субсидии семьям, имеющим детей-инвалидов (тыс. руб., %)
 
5 267, 7
 
(3,9%)
 
979,2
 
 (0,9%)
 
5 187,6
 
(4,3%)

 
Размер субсидии рассчитывается исходя из стоимости норматива общей площади жилого помещения - 18 квадратных метров - по средней рыночной стоимости 1 кв. метра общей площади жилья по Республике Татарстан, устанавливаемой Министерством регионального развития Российской Федерации.
         За период 2006-2010 годов субсидиями на улучшение жилищных условий было обеспечено 32 семьи, имеющей детей-инвалидов.
 

период
Обеспечено инвалидов (чел.)
Из них семей, имеющих детей-инвалидов
 
 
2006-2008гг.
 
 
856
 
19
 
2009г.
 
 
72
 
2
 
2010г.
 
 
267
 
11
 
2006-2010гг.
 
 
1195
 
32

По информации глав муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан количество семей, имеющих детей-инвалидов, обеспеченных органами местного самоуправления жильем по договорам социального найма по республике составило 0 семей за последние три года. Таким образом, за последние 5 лет в Республике Татарстан при государственной поддержке улучшили свои жилищные условия только 32 ребенка-инвалида.
Нарушаются также жилищные права детей-инвалидов, страдающих тяжелыми формами хронических заболеваний, указанных в Перечне тяжелых форм хронических заболеваний, при которых невозможно совместное проживание с ними в одной квартире, утвержденном постановлением Правительства Российской Федерации от 16.06.2006 № 378. Жилищным кодексом Российской Федерации (статья 57) таким детям гарантируется предоставление жилых помещений по договорам социального найма внеочереди и общей площадью, превышающей норму предоставления на одного человека (но не более чем в два раза). Однако, органы местного самоуправления отказывают во внеочередном предоставлении жилья. Это подтверждается теми обращениями, которые поступили в адрес Уполномоченного.
Считаю необходимым указать органам местного самоуправления на недопустимость нарушений жилищных прав данной категории детей и на обязанность по обеспечению их жильем.
При этом Положение устанавливает право семей, имеющих детей-инвалидов, на первоочередное получение субсидий (пункт 4). Однако данная норма на практике не работает и бессмысленна, поскольку все категории инвалидов, составляющие Сводный список, имеют право на внеочередное либо первоочередное получение субсидии.
В качестве одной из мер социальной поддержки семей, имеющих детей-инвалидов, в решении жилищного вопроса федеральное законодательство (статья 17 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации») предусматривает предоставление семьям, имеющим в своем составе инвалидов, права на первоочередное получение земельных участков для индивидуального жилищного строительства, ведения подсобного и дачного хозяйства и садоводства. Насколько данный способ решения жилищного вопроса для рассматриваемой категории граждан является реальным, сказать сложно, но он существует.
 
Жилищные права многодетных семей
 
В своем послании Федеральному Собранию Российской Федерации Президент Российской Федерации Д.А.Медведев сделал акцент на необходимость эффективной государственной политики в области детства. Одним из направлений данной политики он выделил поддержку многодетных семей: «…для многодетных семей должен быть создан режим наибольшего благоприятствования».
Жилье остается одной из самых острых проблем и для этой категории семей.
Действующее законодательство предусматривает решение жилищного вопроса многодетных семей путем:
предоставления в установленном порядке жилья по договорам социального найма;
путем предоставления сертификата за счет средств бюджета Республики Татарстан (далее – сертификат).
Согласно сведениям, представленным главами муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан, за последние три года (2008-2010гг.) муниципальное жилье по социальному найму получило только 9 многодетных семей в г.Набережные Челны.
Порядок выдачи и реализации сертификатов установлен постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 16.08.2008 № 326 «О внесении изменений в постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18.12.2007 №732 «О мерах по обеспечению жильем многодетных семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного за ними жилого помещения».
         Право на получение сертификата имеют многодетные семьи, имеющие пять и более детей, зарегистрированных и проживающих с родителями и не образовавшими свои семьи.
Размер субсидии определяется исходя из норматива общей площади жилого помещения (18 квадратных метров на каждого члена семьи), за вычетом общей площади жилого помещения, занимаемого многодетной семьей (в случае, если занимаемое ими жилое помещение соответствует санитарным нормам и правилам проживания), и средней стоимости 1 кв. метра общей площади жилья в Республике Татарстан, утверждаемой Министерством регионального развития Российской Федерации.
Сводный список многодетных семей в Республике Татарстан на очередной год (далее – Сводный список по РТ) формируется и утверждается Министерством строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан на основании списков, полученных от органов местного самоуправления. Сводный список по РТ формируется в той же хронологической последовательности, в какой граждане были поставлены на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий в органах местного самоуправлении.
Ситуация с обеспечением жильем многодетных семей за счет жилищного сертификата следующая:
 
 
 
 
 

Год
Общий объем средств бюджета РТ
(тыс. рублей)
Количество семей по Сводному списку по РТ
Количество семей, получивших сертификат
 
2008
 
81 000,0
 
 
725
 
32
 
2009
 
0
 
 
0
 
0
 
2010
 
 
0
 
0
 
0
 
2011
 
 
103 900,0
 
 
_______
 
_______

 
Обращает внимание, что последние 2009 и 2010гг. средства на указанные цели не выделялись. С учетом семей, получивших жилье по договору социального найма, за последние четыре года улучшили свои жилищные условия только 75 многодетных семей.
Но в решении данного вопроса наметилась положительная тенденция, поскольку в бюджете Республики Татарстан на 2011 год на обеспечение жильем многодетных семей предусмотрены средства в объеме 103 900,0 тыс. рублей.
 
Реализация жилищных прав детей при их выселении и осуществлении различных сделок с жильем
 
Реализации жилищных прав детей при их выселении и осуществлении различных сделок с жильем затрагивает все категории детей.
Речь идет о нарушении жилищных прав детей при расторжении брака родителей и купле-продаже жилья.
Причиной нарушений является ущербность действующего законодательства, регламентирующего защиту жилищных прав детей.
Законодательство, действовавшее до 1 января 2005 г., устанавливало больше гарантий государственной защиты жилищных прав детей.
Во-первых, согласно ранее действовавшей редакции пункта 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации переход права собственности на жилище не являлся основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника
Жилищный кодекс Российской Федерации, вступивший в силу с 1 марта 2005 года, установил новое регулирование прав пользователей жилых помещений. Так, в соответствии с частью 4 статьи 31 в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи. Появилась ранее неизвестная правовая категория, определяющая статус детей по отношению к своим разведенным родителям как «бывший член семьи» и, если ребенок по соглашению родителей остается проживать с родителем - несобственником жилого помещения, он является бывшим членом семьи собственника жилого помещения и подлежит выселению вместе с бывшим супругом на основании и в порядке, предусмотренном частью четвертой статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации.
Указанное положение не распространяется на бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения при условии, что в момент приватизации данного жилого помещения указанные лица имели равные права пользования этим помещением с лицом, его приватизировавшим, если иное не установлено законом или договором (Федеральный закон от 29.12.2004 № 189-ФЗ).
В случае, если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением, а также, если имущественное положение бывшего члена семьи собственника жилого помещения и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда. При этом суд вправе обязать собственника жилого помещения обеспечить иным жилым помещением бывшего супруга и других членов его семьи, в пользу которых собственник исполняет алиментные обязательства, по их требованию. Частью 5 статьи 31 Жилищного кодекса Российской Федерации установлено, что по истечении срока пользования жилым помещением, установленного решением суда, принятым с учетом положений части 4 настоящей статьи, соответствующее право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается, если иное не установлено соглашением между собственником и данным бывшим членом его семьи. До истечения указанного срока право пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности на данное жилое помещение этого собственника или, если отпали обстоятельства, послужившие основанием для сохранения такого права, на основании решения суда.
С принятием Жилищного кодекса Российской Федерации одновременно изменились и вышеуказанные положения пункта 2 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно переход права собственности на жилище стал основанием прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника.
Реализация указанных новаций законодательства на практике привела в 2005-2007 годах к многочисленным выселениям детей из жилых помещений.
Верховный Суд Российской Федерации (хоть и не сразу) определил свою позицию по этому вопросу в «Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 2007 года»: в силу установлений Семейного кодекса Российской Федерации об обязанностях родителей в отношении своих детей право пользования жилым помещением, находящимся в собственности одного из родителей, должно сохраняться за ребенком и после расторжения брака между его родителями.
Аналогичные выводы содержаться в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации».
Такое толкование норм закона и позиция Верховного Суда Российской Федерации позволили существенно переломить судебную практику по удовлетворению исков отцов к собственным детям об освобождении своих квадратных метров и привело к пониманию, что развод родителей не отнимает у детей право на жилье.
Однако ничто не препятствует такому родителю продать жилье третьему лицу. А от выселения из жилого помещения детей, не являющихся собственниками жилья, по искам собственников, не являющихся их родителями (в том числе бабушек, дедушек, и т.д.), действующее законодательство совершенно не защищает.
Так, к Уполномоченному обратилась гражданка И.с жалобой на судебные решения, которыми удовлетворен иск ее отца о выселении ее и трех ее детей из жилого дома, находящегося в его собственности. В результате женщина и трое ее несовершеннолетних детей оказались на улице и были вынуждены снимать жилье по коммерческому найму.
Во-вторых,ранее действовавшие нормы части четвертой статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливали обязательное согласие органов опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника.
С принятием Федерального закона от 30.12.2004 № 213-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» вышеуказанные положения части четвертой статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации изменились.
Теперь согласие органов опеки и попечительства на отчуждение жилого помещения требуется только в случае, если в таком жилом помещении проживают несовершеннолетние члены семьи собственника, оставшиеся без попечения родителей, о чем должно быть известно органу опеки и попечительства, и если при этом затрагиваются права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних.
Таким образом, контрольная функция органов опеки и попечительства за совершением сделок с жильем, в котором проживают несовершеннолетние, не лишенные родительского попечения, исчезла. Законодатель посчитал, что разумность поведения родителей по отношению к собственным детям не требует дополнительного контроля.
Отстранение органов опеки и попечительства от процесса выдачи предварительных разрешений на сделки, затрагивающие интересы детей (в случаях, когда они не являются собственниками, а лишь обладают правом пользования жилым помещением), привело к многочисленным случаям выселения детей по всей Российской Федерации.
В частности, к Уполномоченному обратилась опекун малолетнего ребенка К. в защиту его жилищных прав. Мать ребенка (собственник квартиры) получила кредит в банке на лечение одного из своих малолетних детей под залог недвижимости - квартиры, в которой проживали она и ее дети. После смерти матери выплаты по кредитному договору прекратились и банк забрал квартиру, оставив несовершеннолетнего ребенка, в нем проживавшего, без жилья. Опекун подала в суд иск о признании сделки залога жилья незаконной ввиду отсутствия согласия на ее совершение органов опеки и попечительства. Однако поскольку на момент заключения сделки ребенок не был лишен родительского попечения, то согласно вышеуказанным нормам Гражданского кодекса Российской Федерации такая сделка не подлежала согласованию с органами опеки и попечительства.
 Проверка конституционности части четвертой статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации была предметом рассмотрения Конституционного суда Российской Федерации. В постановлении от 08.06.2010 № 13-П «По делу о проверке конституционности пункта 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждански В.В.Чадаевой» Конституционным судом Российской Федерации была высказана правовая позиция, согласно которой пункт 4 статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации в части, определяющей порядок отчуждения жилого помещения, в котором проживают несовершеннолетние члены семьи собственника данного жилого помещения, если при этом затрагиваются их права или охраняемые законом интересы, признан не соответствующим статьям 38 (часть 2), 40 (часть 1), 46 (часть 1) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, в той мере, в какой содержащееся в нем регулирование - по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой, - не позволяет при разрешении конкретных дел, связанных с отчуждением жилых помещений, в которых проживают несовершеннолетние, обеспечивать эффективную государственную, в том числе судебную, защиту прав тех из них, кто формально не отнесен к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения, но либо фактически лишен его на момент совершения сделки по отчуждению жилого помещения, либо считается находящимся на попечении родителей, при том, однако, что такая сделка, вопреки установленным законом обязанностям родителей, нарушает права и охраняемые законом интересы несовершеннолетнего.
         Безусловно, что такая позиция Конституционного суда Российской Федерации требует внесения изменений в действующее законодательство.
Вышеуказанные нормы жилищного и гражданского законодательства направлены, прежде всего, на усиление гарантий прав собственника жилого помещения и означают отход от принципа приоритета интересов жилищных прав детей.
         Кроме того, действующее законодательство содержит еще одно положение, регламентирующее защиту жилищных прав детей. Это обязательность предварительного разрешения органа опеки и попечительства, выдаваемого родителями, опекунам, попечителям на совершение либо дачу согласия на совершение сделок по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества несовершеннолетнего ребенка, сдаче его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или залог, сделок, влекущих отказ от принадлежащих несовершеннолетнему прав, раздел его имущества или выдел из него долей, а также любых других сделок, влекущих уменьшение имущества несовершеннолетнего (часть первая статьи 28 и часть вторая статьи 37 Гражданского кодекса Российской Федерации). В данном случае федеральное законодательство в равной степени защищает право собственности и детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей, и детей, не лишенных родительского попечения.
При этом необходимо иметь ввиду, что из вышеуказанных положений Гражданского кодекса Российской Федерации не вытекает право органов опеки и попечительства произвольно запрещать сделки по отчуждению имущества несовершеннолетних детей, совершаемые их родителями и иными законными представителями. По мнению Конституционного Суда Российской Федерации, выраженному в определении от 06.03.2003 № 119-О, напротив, в соответствии с общими принципами права и требованиями статей 2, 17 и части 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации и как показывает судебная практика, решения органов опеки и попечительства – в случаях их обжалования в судебном порядке – подлежат оценке судом исходя из конкретных обстоятельств дела.
Между тем, на практике имеют место неоправданные запреты органов опеки и попечительства на совершение сделок с жильем.
К сожалению можно констатировать, что главными нарушителями жилищных прав детей выступают те, кто по природе и по закону обязаны их защищать. Ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.
 
III. Реализация прав детей на жизнь и здоровье
 
Согласно статье 6 Конвенции о правах ребенка государства - участники обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка.
В области соблюдения прав детей в Республике Татарстан на жизнь и здоровье хотелось бы остановиться на следующих аспектах.
Обеспечение детей первых трех лет жизни детским питанием
 
В качестве положительного направления государственной политики в отношении детей в Республике Татарстан нужно отметить организацию обеспечения питанием детей в возрасте до трех лет.
В республике 120 000 детей в возрасте от 0 до 3 лет. Из них на естественном вскармливании находятся только 58% детей первого года жизни. Поэтому обеспечение остальных детей специальными молочными продуктами питания и смесями представляется актуальным. В Республике Татарстан данная проблема нашла свое эффективное разрешение в рамках Президентской программы «БЭЛЭКЭЧ» («Малыш»), которая позволила обеспечить детей стандартным и высококачественным набором продуктов молочного питания.
Согласно действующему законодательству организация обеспечения детей первых трех лет жизни специальными молочными продуктами питания и смесями по рецептам врача относится к расходным полномочиям субъектов Российской Федерации и в соответствии с Законом Республики Татарстан 16.03.2006 № 19-ЗРТ «О наделении органов местного самоуправления муниципальных образований в Республике Татарстан отдельными полномочиями Республики Татарстан в обрасти здравоохранения» передана органам местного самоуправления.
В соответствии со статьей 8 Закона Республики Татарстан от 22.12.2009 № 67 «Об адресной социальной поддержке населения в Республике Татарстан» и постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 31.10.2009 № 933 «О порядке безвозмездного обеспечения детей первых трех лет жизни специальными молочными продуктами питания и смесями по рецептам врачей и финансирования расходов по его организации», специальными молочными продуктами и смесями по рецептам врачей безвозмездно должны обеспечиваться:
- дети первых трех лет жизни из семей со среднедушевым доходом, не превышающим величину прожиточного минимума на душу населения, установленного на территории Республики Татарстан;
- дети первых двух лет жизни, которым мера социальной поддержки в виде безвозмездного обеспечения специальным питанием предоставлялась до 22.12.2009г.;
- дети первых трех лет жизни, имеющие хронические заболевания (анемия, белково-энергетическая недостаточность).
Дети, не отнесенные к категориям, которые обеспечиваются безвозмездным питанием, могут быть обеспечены полноценным питанием за счет личных средств граждан.
При этом органы местного самоуправления вправе выделять средства из бюджета муниципального образования на организацию дополнительного питания детей первых трех лет жизни полноценным питанием сверх установленных норм. Однако таким правом воспользовалось только муниципальное образование города Казани, где дополнительно обеспечены детским питанием дети, рожденные от ВИЧ-инфицированных матерей, и ВИЧ-инфицированные дети.
Однако реализация органами местного самоуправления указанных полномочий выявила проблемы, связанные с различиями, как в части охвата подлежащего контингента, так и в части ассортимента и нормативов выдачи продукции. Поэтому в целях повышения качества обеспечения полноценным питанием детей первых трех лет жизни в рамках Президентской программы «Бэлэкэч» («Малыш) был изменен порядок безвозмездного обеспечения детей молочными продуктами питания.
Была осуществлена централизация закупок и поставок специального молочного питания до раздаточных пунктов центральных районных больниц и детских поликлиник через Государственное автономное учреждение «Диспетчерский центр Министерства здравоохранения Республики Татарстан». Детское питание закупается у ОАО «Зеленодольский молочный комбинат», на котором налажена и работает современная линия по производству специальных молочных продуктов для детей, отвечающих стандартам. Это позволило снизить расходы, обеспечить четкое соблюдение нормативных финансовых затрат, организовать обеспечение детей стандартным и высококачественным набором продуктов молочного питания в 2010 году – 32 590 детей, в 2011 году – 38 399 детей.
 
Вопросы детской инвалидности
 
Обращения, которые поступают в адрес Уполномоченного говорят о том, что проблемы детской инвалидности продолжают оставаться актуальными.
В соответствии с действующим законодательством медико-социальная экспертиза определяет потребности освидетельствуемого лица в мерах социальной поддержки, следствием чего является оказание соответствующей помощи. Необходимо сохранять финансирование семей, в которых живут такие дети, чтобы они получали адекватную социальную поддержку, лечение и реабилитацию. Однако есть случаи, когда после переосвидетельствования ребенка в бюро медико-социальной экспертизы семья теряет право на социальную поддержку. Люди остаются один на один с сомнительным прогнозом заболевания, хотя врачам и родителям очевидно, что необходимо продолжать лечение и реабилитацию. И учреждения медико-социальной экспертизы при принятии решений должны исходить из приоритета соблюдения интересов ребенка. Уменьшение числа детей с инвалидностью не должно быть самоцелью.
Между тем, по мнению Уполномоченного не всегда это соблюдается.
Согласно действующему законодательству условиями признания гражданина инвалидом являются:
а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;
б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);
в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.
Наличие одного из указанных условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.
Из трех вышеуказанных условий первое определяется медицинским учреждением (диагноз).
Остальные - учреждениями медико-социальной экспертизы (далее - учреждения МСЭ) и носят оценочный характер (осуществляются исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица (статья 7 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации»). Безусловно, что данная оценка не является произвольной, а обусловлена определенной классификацией и критериями, используемыми при осуществлении медико-социальной экспертизы (приказ Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 № 1013н). Однако такая оценка субъективна. Важно исключить субъективный подход в работе экспертов учреждений МСЭ к трактовке критериев ограничений жизнедеятельности у детей. При такой оценке необходимо исходить из интересов ребенка и любое сомнение трактовать в его пользу.Вывод о субъективности – не досужее размышление, его подтверждает непоследовательность решений, принимаемых учреждениями МСЭ.
При этом следует отметить, что решение учреждений МСЭ об отказе в установлении инвалидности трудно оспоримо. Дать правовую оценку такого отказа представляется очень сложным и судам, и органам прокуратуры. Поэтому необходимо понимать всю меру своей ответственности за вынесенное решение и за судьбу ребенка, который ввиду отказа в установлении инвалидности лишается мер поддержки.
Действующее законодательство, регламентирующее порядок установления инвалидности, предоставлет право составлять программу дополнительного обследования ребенка. Однако такое обследование должно реализовываться:
действительно в целях установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности, а не пересмотра диагноза, что часто имеет место быть;
с учетом того, что дополнительное обследование ребенка (прежде всего, медицинское) не в целях установления правильного диагноза и в последующем верного лечения, а в целях определения степени ограничения жизнедеятельности и других дополнительных сведений, может иметь негативное влияние на и так проблемное здоровье ребенка, психологически травмировать ребенка. Т.е. к такому праву учреждения МСЭ должны прибегать в исключительных случаях и только в интересах ребенка.
В адрес Уполномоченного обратилась гражданка К. в защиту прав своей малолетней дочери, которой учреждение МСЭ с целью уточнения диагноза (что не входит в компетенцию учреждений МСЭ) назначило такие обследования, которые по оценке врачей могут существенно ослабить здоровье и так больного ребенка.
Эти проблемы, возникающие в процессе переосвидетельствования детей-инвалидов, не могут быть решены на уровне одного региона. Их масштаб требует пересмотра законодательно закрепленных на федеральном уровне подходов к установлению, подтверждению или снятию статуса «ребенок-инвалид».
Другой момент, на котором хотелось бы остановиться.
 Согласно пункту 25 Правил признания лица инвалидом, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 20.02.2006г. № 95 «О порядке и условиях признания лица инвалидом», (далее – Правила) медико-социальная экспертиза проводится специалистами соответствующего бюро путем обследования гражданина, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных гражданина. При этом в проведении медико-социальной экспертизы по приглашению руководителя бюро могут участвовать с правом совещательного голоса специалисты соответствующего профиля (пункт 27 Правил)).
Таким образом, решение о привлечении специалиста отдано на усмотрение руководителя учреждения МСЭ. По мнению Уполномоченного данное усмотрение должно решаться в пользу ребенка.
Многие обращения связаны с ненадлежащей работой с гражданами по разъяснению вопросов, связанных с установлением инвалидности.
Между тем, согласно Правилам, специалисты бюро обязаны ознакомить гражданина с порядком и условиями признания гражданина инвалидом, а также дать разъяснения гражданами по вопросам, связанным с установлением инвалидности.
Имели место жалобы на отказ в выдаче справки о результатах МСЭ гражданам, не признанным инвалидами. Между тем, это обязанность учреждений МСЭ при наличии желания гражданина (пункт 36 Правил)).
Информация о документах для проведения экспертизы должна быть более открытой.
Также имели место жалобы на невозможность проведения экспертизы на дому в силу различных обстоятельств. Между тем, согласно пункту 23 Правил медико-социальная экспертиза может проводиться на дому в случае, если гражданин не может явиться в бюро по состоянию здоровья, что подтверждается заключением организации, оказывающей лечебно-профилактическую помощь.
За каждым случаем детской инвалидности нужно видеть ребенка, имеющего проблемы со здоровьем и принимать решение в их интересах, чтобы ребенок получил возможность улучшить свое здоровье, а родители - обеспечить это своему ребенку.
Проект «Больничный клоун»
 
По инициативе Министерства здравоохранения Республики Татарстан и Уполномоченного по правам ребенка в Республике Татарстан в 2010 году начал реализовываться проект «Больничный клоун». Проект направлен на оказание помощи детям, страдающим тяжелыми заболеваниями и длительное время находящимся в больничных стенах, и поэтому нуждающимся в специальной поддержке и заботе.
Больничная клоунада, существующая в мире уже более 25 лет, представляет собой систему мер, направленных на интенсивную реабилитацию детей и их родителей, находящихся на стационарном лечении с помощью средств клоунады и игротерапии. Специальные проведенные зарубежные исследования доказали, что здоровье детей улучшается пропорционально улучшению их настроения. Игра, общение, смех могут помочь ребенку, вернув в его повседневную жизнь нормальное детство.
Деятельность больничных клоунов планируется организовать на базе прежде всего Государственного учреждения здравоохранения «Детская республиканская клиническая больница» Министерства здравоохранения Республики Татарстан, где проходят длительное лечение тяжело больные дети.
В настоящее время проект прошел стадию отбора и подготовки больничных клоунов, которые осуществляются одними из ведущих специалистов России в области больничной клоунады. Такая подготовка в рамках проводимой школы больничных клоунов планируется к завершению к середине апреля. С мая 2011 года первые больничные клоуны начнут работать в отделениях Детской республиканской клинической больницы.
 
Проект «Детская площадка»
 
В последнее время в различных регионах Российской Федерации участились случаи травмирования и гибели детей на детских игровых и спортивных площадках.
К сожалению, не обошли стороной такие печальные факты и Республику Татарстан. Так, в результате падения малой архитектурной формы (скульптуры лягушки), располагавшейся на придомовой территории г.Зеленодольска, получил травму бедра пятилетний ребенок М. В городе Казани на школьном дворе произошел трагический случай гибели одиннадцатилетнего ребенка Т. в результате падения на него металлических футбольных ворот. В Лениногорске на территории детской площадки получила телесное повреждение бедра восьмилетняя А. в результате скатывания с металлической горки.
Указанные факты вызвали серьезную озабоченность Уполномоченного состоянием в Республике Татарстан детских игровых и спортивных площадок и степенью их безопасности для жизни и здоровья детей.
В этой связи Уполномоченным были организованы и проведены совместные рейды по детским площадкам города Казани с привлечением органов прокуратуры, органов местного самоуправления, подразделений по делам несовершеннолетних, жилищной инспекции. По итогам рейдов были установлены многочисленные нарушения по состоянию детских игровых и спортивных площадок, которые были заактированы всеми участниками выездных проверок. На основании этого в адрес Мэра г.Казани И.Р.Метшина было направлено соответствующее заключение об устранении нарушения прав несовершеннолетних детей.
Кроме того, Уполномоченным была инициирована инвентаризация детских игровых и спортивных площадок на территории каждого муниципального района и городского округа, проверка их состояния, приведение их в безопасное для детей состояние и закрепление за каждой площадкой лица, ответственного за ее надлежащее содержание. Последнее представляется особенно важным, поскольку произошедшие несчастные случаи подтвердили отсутствие таких лиц.
Из 45 муниципальных районов и городских округов только 6 (Ютазинский, Новошешминский, Атнинский, Агрызский, Бугульминский, Менделеевский) предоставили исчерпывающую информацию в запрошенном нами формате. Остальные ответили о проведении соответствующей работы, однако их ответы скорее свидетельствуют о формальном подходе к проверке детских площадок.
 
Преступления в отношении несовершеннолетних
 
Особую озабоченность Уполномоченного вызывают факты убийства либо причинения тяжкого вреда здоровью детей.
О таких фактах Уполномоченному становится известно, в том числе, из обращений граждан, средств массовой информации, но главным образом, из оперативных сводок Министерства внутренних дел по Республике Татарстан, с которым налажено конструктивное взаимодействие: Уполномоченный в ежесуточном режиме получает информацию о совершенных преступлениях за минувшие сутки в отношении несовершеннолетних.
Кроме того, полную поддержку Министерства внутренних дел по Республике Татарстан и Следственного управления Следственного комитета России по Республике Татарстан нашло предложение Уполномоченного о сотрудничестве в целях построения эффективной работы по защите прав детей, подвергшихся преступным посягательствам. В частности, речь идет о практике информирования Уполномоченного о ходе расследований уголовных дел по его запросам (в рамках действующего законодательства) и заслушивания следователей о результатах проведенных следственных мероприятий.
В Республике Татарстан остается высокий уровень зарегистрированных совершенных преступлений в отношении несовершеннолетних. По последним данным Информационного Центра МВД по РТ на территории Республики Татарстан в 2010 году зарегистрировано 3053 преступления уголовной направленности в отношении несовершеннолетних. Основную массу составляют преступления небольшой и средней тяжести (кражи, грабежи, побои). Но особую тревогу вызывает количество преступлений против жизни и здоровья. В 2010 году было совершено 5 убийств несовершеннолетних, 1 случай убийства матерью новорожденного ребенка, 6 фактов убийства по неосторожности и 29 случаев причинения тяжкого вреда здоровью. Зарегистрирован небольшой рост преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: 112 в 2010 году, включая 11 изнасилований, 22 насильственных действия сексуального характера. Большое количество преступлений связанных с половым сношением с лицами, не достигшими 16-летнего возраста. Их 50.
С момента образования института Уполномоченного, в республиканских правоохранительных органах было возбужденно 13 уголовных дел. Подавляющее большинство составляют преступления против жизни и здоровья и преступления против половой неприкосновенности. На сегодняшний день по трем из них вынесены обвинительные приговоры:
по уголовному делу по факту смерти малолетнего Е. в Республиканской инфекционной больнице в г.Казани от ушиба головного мозга. 19.11.2010г. вынесен обвинительный приговор, в соответствии с которым за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть несовершеннолетнего, отец Е. был приговорен к 5,6 годам лишения свободы. Как установило следствие в ночь с 17 на 18 сентября 2010 года отец 6-месячного мальчика, в сопровождении которого ребенок находился на лечении, пытаясь успокоить плачущего сына, нанёс ребёнку три удара рукой в область головы. В результате этого ребенок получил закрытую черепно-мозговую травму и на следующий день скончался;
по уголовному делу по факту совершения развратных действий в отношении Б. 2004 года рождения. 13.12.2010 года постановлением Елабужского городского суда З. был направлен в специализированное психиатрическое учреждение закрытого типа для применения принудительных мер медицинского характера;
по уголовному делу по факту убийства несовершеннолетней тринадцатилетней девочки, которой было нанесено 40 ножевых ранений. Вечером 11 сентября 2010 года на территории художественной школы № 1 в городе Набережные Челны компания ребят, в которой находилась потерпевшая, играли в догонялки, чем раздражали находившуюся неподалеку нетрезвую Е. 1992 года рождения, и ее подруг. В результате между девушками возникла ссора, в ходе которой Е. завела потерпевшую за гараж, где имевшимся у нее ножом нанесла ей несколько ранений в живот и в спину, в результате которых девочка скончалась. 20.01.2011 года приговором Набережночелнинского городского суда  Е. назначено наказание в виде лишения свободы на срок 13 лет с отбыванием в колонии общего режима.
Производство по остальным делам продолжается. Все они находятся на контроле Уполномоченного.
Следует отметить, что преступления на сексуальной почве являются высоко латентными и расследование по ним не всегда приводит к положительному результату. Например, в г. Казани было возбужденно несколько уголовных дел по фактам совершения насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних мальчиков. Эти дела соединены в одно производство. По предварительной информации, представленной Следственным управлением Следственного Комитета России по Республике Татарстан, все три преступления совершил один и тот же преступник, личность которого до настоящего момента не установлена. Уполномоченный держит на контроле это уголовное дело, и будет требовать от правоохранительных органов нахождения и привлечения к уголовной ответственности виновного лица.
Одной из основных причин приостановления и прекращения уголовных дел, является неустановление лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Эта проблема, возникающая при расследовании уголовных дел, требует особого внимания со стороны руководства правоохранительных и надзирательных органов.
Уполномоченный держит на контроле ход уголовного дела, возбужденного 09.11.2010 года в отношении неустановленного лица, которое допустило нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое отравление воспитанников муниципального автономного образовательного учреждения «Гимназии-интерната № 4» Кировского района города Казани. В ходе следствия было установлено, что с 08.10.2010 по 18.10.2010 года 63 человека, включая воспитанников и работников «Гимназии-интерната № 4», были госпитализированы с острой кишечной инфекцией. Сроки по уголовному делу неоднократно продлевались и на день составления доклада следствие не закончено.
Также, на контроле Уполномоченного ситуация с причинением смерти несовершеннолетнему Т. 1999 года рождения, на голову которого 11.10.2010 года упали футбольные ворота, расположенные на территории школы № 165 города Казань. Следственным управлением Следственного Комитета России по Республике Татарстан было возбужденно уголовное дело по статье 109 Уголовного кодекса Российской Федерации, но в ходе следствия установить лицо, по чьей вине упали футбольные ворота причинили телесные повреждения несовершеннолетнему не совместимые с жизнью, не представилось возможным, и уголовное дело было прекращено.
Особую озабоченность вызывает насилие по отношению к детям в семье. Такого рода преступления из категории трудно доказуемых, так как нет свидетелей и, как правило, телесные повреждения, полученные в ходе преступлений «залечиваются» дома. На контроле Уполномоченного находилось уголовное дело, возбужденное в отношении неустановленного лица, которое заразило К. 2006 года рождения венерическим заболеванием и совершило с несовершеннолетним ребенком развратные действия. В ходе следствия установить лицо, совершившее преступные действия с малолетним ребенком, не представилось возможным.
В ходе беседы пострадавшего ребенка с детским психологом стало ясно, что этим лицом был ее отец, но следствие не смогло этого доказать.
И поэтому особую значимость приобретает решение суда, которым гражданин К. был ограничен в родительских правах ввиду действий сексуального характера по отношению к своей трехлетней дочери при достаточно слабой доказательной базе. Особую благодарность хотелось бы выразить судебным органам за поддержку позиции Уполномоченного в данном деле и, главное, защиту малолетнего ребенка от сексуальных посягательств педофила-отца.
Уполномоченный считает, что расследования преступлений против детей должны быть всегда на контроле у руководителей правоохранительных органов и общественности. Их должны расследовать лучшие следователи и виновные лица обязаны нести уголовную ответственность.
 
IV. Реализация права детей на образование
 
Из 54 статей Конвенции о правах ребенка 6 посвящены соблюдению прав детей на образование. И это не случайно, поскольку от полноты реализации данного права зависит вся дальнейшая судьба ребенка.
 
Реализация права детей на доступное дошкольное воспитание и образование.
 
Проблема дефицита мест в детских садах является общей для Российской Федерации в целом.
В Республике Татарстан на 01.01.2011 года численность детей дошкольного возраста составляло 288 777 детей, из которых 172 653 ребенка – в возрасте от 0 до 3 лет и 116 124 ребенка – в возрасте от 3 до 7 лет.
На 01.01.2011 года очередность в детские сады составила 25 190 детей, в том числе:
в возрасте от 1,5 до 3 лет – 17 790 детей;
в возрасте от 3 до 7 лет – 7400 детей.
Нельзя не отметить, что в Республике Татарстан уделяется огромное внимание решению данной проблемы на уровне Президента Республики Татарстан и Премьер-министра Республики Татарстан, а также Министерства образования и науки Республики Татарстан. Ее решение предусмотрено в рамках Президентской программы «Бэлэкеч» («Малыш»).
Путями решения проблемы дефицита мест в детских садах определены:
1. открытие дополнительных 128 групп в уже функционирующих дошкольных образовательных учреждениях, которое позволит обеспечить вновь создаваемыми местами 2560 детей;
2. возврат 15 перепрофилированных ранее детских садов, который позволит создать дополнительно 1820 мест;
3. завершение строительства 7 детских садов, которое дополнительно создадут 1185 мест;
4.  строительство новых 22 детских садов, которое позволит создать 3860 мест;
5. создание 5 учреждений на условиях частно-государственного партнерства, которое позволит создать 1470 мест.
В рамках выполнения Программы «Бэлэкеч» («Малыш») в целом планируется получить дополнительно 10 895 мест в детских садах. Срок реализации данной программы планируется до 1 января 2012 года.
Приоритетной задачей стоит обеспечение дошкольным образованием детей в возрасте от трех до семи лет. Такой подход является правильным, поскольку дети в этом возрасте нуждаются не только в воспитательных услугах, а уже в образовательных в целях подготовки к школе. А такую услугу они наиболее оптимально могут получить в детском саду.
В целях преодоления напряженности по очередности в дошкольные образовательные учреждения среди детей до трех лет, считаю возможным рассмотреть вопрос о выплате лицам, осуществляющим уход за ребенком в возрасте от 1,5 до 3 лет, не посещающих дошкольное образовательное учреждение, ежемесячного пособия (компенсации) за счет регионального или местного бюджета. Одним из условий подробной выплаты может являться среднедушевой доход семьи, не превышающий величины прожиточного минимума, установленного в регионе.
Такой опыт имеется в ряде других регионов Российской Федерации, в частности:
в Самарской области - в размере 1000 рублей на воспитание первого ребенка, 1500 рублей – второго ребенка, 2000 рублей – третьего и последующих детей;
в Красноярском крае – 3500 рублей на ребенка от 1,5 до 3 лет при условии, что ребенок стоит в очереди на предоставление путевки в детский сад;
в г.Уфа Республики Башкортостан – 3000 рублей за счет средств бюджета городского округа;
в гг.Чебоксары и Канаш Чувашской Республики (в качестве пилотного проекта как городах, имеющих наиболее высокой уровень очередности в дошкольные образовательные учреждения) – 2165 рублей за счет средств бюджета республики.
В вышеуказанных регионах, за исключением г.Уфа, ежемесячное пособие (компенсация) представляется при условии, что среднедушевой доход семьи не превышает величины прожиточного минимума, установленного в регионе. В Уфе компенсация выплачивается только семьям, состоящим на учете как многодетная или неполная малообеспеченная семья.
 
 
«Поборы» в школах
 
К сожалению, продолжает оставаться актуальной проблема денежных «поборов» с родителей учащихся под видом благотворительной помощи, добровольных пожертвований, которые вопреки требованиям законодательства о благотворительной деятельности и благотворительных организациях носят принудительный характер.
В адрес Уполномоченного такого рода жалобы не поступали. Однако прокурорские проверки показывают, что права граждан на общедоступное и бесплатное общее образование, гарантированные ст. 43 Конституции Российской Федерации и п.3 ст.5 Закона Российской Федерации «Об образовании» продолжают нарушаться.
Например, в 2004 года в школе № 28 Вахитовского района г.Казани осуществлял свою деятельность без регистрации как общественная организация и постановки на налоговый учет благотворительный фонд развития школы. Несмотря на это, указанный фонд в течении нескольких лет собирал родительские взносы. Аналогичные факты выявлены в школах Советского, Ново-Савиновского, Приволжского и Московского районов г.Казани.
По результатам таких проверок Прокуратурой Республики Татарстан были приняты меры прокурорского реагирования.
 
Нарушение права детей на получение образования
 
В Республике Татарстан имеют место факты вопиющего нарушения прав детей на получение общего образования. Нарушения эти осуществляются, прежде всего, родителями, но при попустительстве и ненадлежащей работе соответствующих органов.
Самые яркие примеры таких фактов - в детских домах. Большинство воспитанников детских домов школьного возраста поступают в них с серьезной педагогической запущенностью. К примеру, воспитанник Приволжского детского дома Т. в 15 лет не имел за плечами ни одного класса образования. Усилиями педагогов и воспитателей детского дома он за три летних месяца осилил программу начальной школы. Когда 15-летний парень сдал экстерном экзамены по программе начальной школы, он плакал от радости.
Причем, сдача экзаменов экстерном за один, а иногда, и за несколько классов обучения, - ситуация не единичная и характерна для любого детского дома.
О другом не менее шокирующем случае Уполномоченному стало известно из обращения бабушки несовершеннолетнего П., 1999 года рождения: ребенку 11 лет, но он до сих пор не устроен и не посещает общеобразовательное учреждение. Решением Московского районного суда г.Казани от 11.06.2009 года на мать ребенка возложены обязанности обеспечить получение им общего образования. Однако решение суда до сих пор не исполнено. В настоящее время ставится вопрос о лишении матери ребенка родительских прав за ненадлежащее выполнение обязанностей по воспитанию сына.
Трудно поверить, что такие ситуации возможны в 21 веке. За каждым таким фактом - родительская безответственность и преступное бездействие соответствующих органов (опеки и попечительства, комиссии по делам несовершеннолетних, органов образования).
 
Реализация права на образование детей с ограниченными возможностями
 
В 2010 году Уполномоченным была проведена проверка реализации права на образование детей с глубокой умственной отсталостью, проживающих в Автономном учреждении социального обслуживания «Дербышенский дом-интернат» и Автономном учреждении социального обслуживания «Верхне-Отарский дом-интернат».
По итогам проверки установлены факты, свидетельствующие о ненадлежащем обеспечении реализации права детей-инвалидов на образование в части организации обучения вновь выявляемых детей-инвалидов. За последние два года не было выявлено дополнительно ни одного ребенка, подлежащего обучению.
Согласно представленным на проверку документам в последний раз Министерство труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан обращалось в адрес Министерства образования и науки Республики Татарстан с предложением об организации обучения детей-инвалидов, проживающих в АУСО «Дербышенский дом-интернат» и АУСО «Верхне-Отарский дом-интернат», на базе государственных учреждений системы образования 27 ноября 2008 года. Это свидетельствует о том, что за истекший период не выявлено ни одного ребенка – инвалида из числа воспитанников указанных домов-интернатов, подлежащих обучению.
Согласно Типовому положению о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, утвержденному постановлением Правительства Российской Федерации от 12.03.1997 № 288, направление детей в коррекционное учреждение осуществляется органами управления образованием по заключению психолого-медико-педагогической комиссии. Однако сведений, подтверждающих инициирование администрациями домов-интернатов (как законных представителей воспитанников) проведения комплексного психолого-медико-педагогического обследования детей с целью своевременного выявления способностей к обучению, за последние два года не представлено. При этом в ходе проверки стало известно, что «по решению персонала» АУСО «Дербышенский дом-интернат» проходят обучение еще 8 детей. Таким образом, есть вновь выявленные дети, способные к обучению, однако ввиду не проведения своевременного психолого-медико-педагогического обследования, по итогам которого должно быть уточнено или изменено ранее данное комиссией заключение, данные дети лишены права на образование, гарантированного законодательством.
В этой связи Уполномоченным в адрес Министерства труда, занятости и социальной защиты Республики Татарстан, руководителей АУСО «Дербышенский дом-интернат» и АУСО «Верхне-Отарский дом-интернат» направлены соответствующие заключения, содержащие рекомендации относительно возможных и необходимых мер восстановления прав детей на образование. По итогам рассмотрения данного заключения замечания были устранены.
По сведениям Министерства образования и науки Республики Татарстан в Республике Татарстан обучение детей с ограниченными возможностями осуществляется в специальных (коррекционных) учреждениях, в массовых школах, на дому (в том числе – дистанционное обучение), в интеграционной форме:
5664 ребенка с ограниченными возможностями здоровья учатся в 51 специальном (коррекционном) учреждении;
6580 детей (49,5% от общего количества детей с ограниченными возможностями) учатся в массовых школах;
1232 ребенка-инвалида охвачено образованием на дому (из них 250 детей находятся на дистанционном обучении);
419 детей с нарушением слуха, речи, умственного развития и задержкой психического развития - в интеграционной форме: обучение детей с ограниченными возможностями здоровья в специальных (коррекционных) классах при образовательных учреждениях общего типа.
Среди перечисленных форм обучения «особенных» детей нет формы, которая является общепризнанной в мире. Это инклюзивное образование.
Инклюзивное (включающее) образование означает совместное воспитание и обучение «особенных» детей, т.е. детей с ограниченными возможностями, и обычных детей.
Когда мы говорим об образовании особенных детей, то необходимо исходить из того, что это дети не с ограниченными возможностями, а со специальными образовательными нуждами, которым для овладения общеобразовательной программой необходимо получение специальных услуг. Например, наличие сопровождающего, учебников, выполненных шрифтом Брайля, сурдопереводчика, оборудования образовательных учреждений необходимыми техническими приспособлениями (пандусы, широкие двери, специально оборудованные туалетные комнаты и т.д.). Неспособность наших образовательных учреждений обеспечить данные потребности вынуждают «особенных» детей обучаться, как правило, отдельно – в специальных школах. В российской средней общеобразовательной школе редко можно встретить ребенка с нарушениями опорно-двигательного аппарата или сенсорными нарушениями, а тем более, с нарушениями умственных функций.
Тем самым нарушаются закрепленные в законодательстве основные принципы реализации права на образование – общедоступность, бесплатность, недопустимость дискриминации по какому-либо признаку. Государство не обеспечивает равные возможности обучаться обычному ребенку и тому, кто не слышит или передвигается на коляске.
Согласно действующему законодательству детям-инвалидам дошкольного возраста предоставляются необходимые реабилитационные меры и создаются условия для пребывания в детских дошкольных учреждениях общего типа. И только для детей-инвалидов, состояние здоровья которых исключает возможность их пребывания в детских дошкольных учреждениях общего типа, создаются специальные дошкольные учреждения.
Т.е., по общему правилу, дети-инвалиды должны посещать детские сады общего типа и только в случае невозможности – специальные. К сожалению, у нас общее правило является исключением. И невозможность посещения обычного детского сада обусловлена неспособностью обеспечения специальных потребностей таких детей. Между тем, федеральное законодательство (постановление Правительства РФ от 12.08.2008 № 666 «Об утверждении Типового положения о дошкольных учреждениях») предоставляет возможность создания детских садов комбинированного вида, создание в детских садах групп комбинированной направленности, где в одной группе осуществлялось бы совместное образование здоровых детей и детей с ограниченными возможностями. В Республике Татарстан таких детских садов нет. Причем из обращений граждан Уполномоченному становится известно об отдельных случаях обучения и воспитания «особенных» детей в обычных детских садах. Результат исключительно положительный как для «особенных», так и для обычных детей.
То же самое касается и детей-инвалидов школьного возраста. Невозможность их обучения в общеобразовательном учреждении не должна быть обусловлена отсутствием условий для их пребывания в школе. При этом федеральный законодатель установил необходимость обеспечения учреждений социальной инфраструктуры такого рода приспособлениями. Более того, статья 19 Федерального закона «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» устанавливает гарантию государства по обеспечению доступа инвалидов к образованию.
Одной из причин того, что инклюзивное образование пока не стало обычной практикой в России является неготовность общества принять людей с особыми образовательными потребностями как равноправных участников учебной жизни.
В этой связи Уполномоченным была организована работа по выявлению мнения школьников ряда школ города Казани относительно совместного обучения с особенными детьми. В анонимном опросе (т.е. у детей не было причин лукавить) приняло участие 99 учеников 7 и 10 классов. На вопрос анкеты: как бы вы отнеслись к тому, что в вашем классе появится одноклассник, передвигающийся на коляске, 63 процента учеников ответили, что положительно, 38 процентов - не определились, 8 процентов - отрицательно. На вопрос: готовы ли вы оказать помощь в передвижении такому однокласснику 95 процентов ответили положительно. На вопрос: готовы ли вы оказать помощь в учебе такому однокласснику 82 процента опрошенных школьников ответили положительно.
Инклюзивное образование это общепризнанная практика многих современных стран мира. Причем, инклюзивное образование – это отнюдь не роскошь, доступная только странам с высоким уровнем дохода. Инклюзивная практика активно внедряется в странах с низким уровнем доходов, таких как Лаос, Лесото, Марокко, Уганда, Вьетнам и Йемен.
В Республике Татарстан такая форма как  инклюзивное образования отсуствует.
Стратегия развития образования в Республике Татарстан на 2010 – 2015 годы «Килэчэк» («Будущее»), утвержденная постановлением Правительства Республики Татарстан от 30.12.2010 № 1174, не содержит ни слова об инклюзии. Между тем, Уполномоченным на стадии подготовки проекта Стратегии вносились предложения Министерству образования и науки Республики Татарстан по введению инклюзивных методовобразования.
Уполномоченный в очередной раз выступает с предложением о введении инклюзивного образования в порядке, хотя бы, пилотного проекта, реализуемого на базе одной или двух школ, детских садов города Казани, в процессе которого возможно будет выработать соответствующие механизмы реализации инклюзии.
Необходимо понимать, что инклюзивное образование позволит не только реализовать права особенных детей на образование. Оно будет лучше способствовать социально-средовой, социально-психологической реабилитации данных детей, исключив хотя в отношении какой-то их части резервационную схему воспитания. И с другой стороны это будет иметь замечательный воспитательный эффект в отношении обычных детей, которые, с детства общаясь с инвалидами, будут воспринимать их не как изгоев общества, а как своих сограждан, таких же как они. И это соответствует интересам детей.
 
V. Заключение
 
В заключение хотелось бы сказать, что за период деятельности Уполномоченного по итогам 2010 года каких-либо грубых либо массовых нарушений прав детей со стороны органов государственной власти, либо органов местного самоуправления не выявлено.
К сожалению можно констатировать, что главными нарушителями многих прав детей выступают те, кто по природе и по закону обязаны их защищать. Это родители. Ущемление прав ребенка, создание ему немотивированного жизненного дискомфорта несовместимы с самой природой отношений, исторически сложившихся и обеспечивающих выживание и развитие человека как биологического вида.
В целом, в Республике Татарстан реализуется государственная политика, направленная на учет, соблюдение и защиту прав и интересов детей. В частности, в республике приняты и реализуется целый ряд программ, направленных на поддержку детства. Это:
Республиканская программа «Дети Татарстана» на 2008-2010 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 24.12.2007г. № 743;
Программа отдыха, оздоровления, занятости детей и молодежи Республики Татарстан на 2010 год, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 05.11.2009 № 761;
Концепция государственной социальной поддержки семьи и детей в Республике Татарстан, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 14.11.2003 № 585.
Реализуются инновационные модели защиты детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, внедряемые в соответствии со следующими программами:
Долгосрочная республиканская целевая программа «Программа активного включения детей-инвалидов и их семей в социальную жизнь по месту жительства в целях улучшения качества и профилактики инвалидного стиля жизни» на 2009-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 412;
Долгосрочная республиканская целевая программа «Формирование межведомственной системы выявления и работы с неблагополучной семьей посредством организации службы участковой социальной помощи, образованной по территориальному принципу» на 2009-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 412;
Долгосрочная республиканская целевая программа «Программа по профилактике повторных правонарушений и преступлений среди несовершеннолетних «Поверь в себя» на 2009-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 412;
Долгосрочная целевая программа «Детство без насилия» - формирование межведомственной системы по выявлению, профилактике насилия и жестокого обращения по отношению к несовершеннолетним» на 2010-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 31.08.2010 № 697;
Долгосрочная целевая программа по профилактике отказов матерей от новорожденных детей в Республике Татарстан «Счастье - быть рядом!» на 2010-2011 годы, утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 13.08.2010 № 653;
Долгосрочная целевая программа «Ранее вмешательство по сопровождению детей раннего возраста с нарушениями развития и ограниченными возможностями в Республике Татарстан в 2009-2011 годах», утвержденная постановлением Кабинета Министров Республики Татарстан от 22.06.2009 № 411.
         Данные шаги в сфере реализации и защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, проживающих на территории Республики Татарстан, требуют последовательного системного продолжения, а механизмы защиты прав детей – дальнейшего совершенствования.
         С этой целью Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан предлагает следующее.
Органам государственной власти Республики Татарстан:
рассмотреть вопрос об увеличении расходов бюджета Республики Татарстан на обеспечение жильем детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, не имеющих закрепленного жилого помещения;
рассмотреть вопрос об увеличении расходов бюджета Республики Татарстан на обеспечение жильем многодетных семей;
подготовить и внести в установленном порядке проект федерального закона о внесении изменений в Федеральный закон «О дополнительных мерах по обеспечению детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» в части законодательного определения понятия «закрепленное жилое помещение»;
обеспечить надлежащий контроль за выполнением органами местного самоуправления государственных полномочий Республики Татарстан в части наделения их полномочиями органов опеки и попечительства;
рассмотреть варианты решения жилищного вопроса семей, имеющих детей- инвалидов;
подготовить и внести в установленном порядке проект федерального закона о внесении изменений в часть четвертую статьи 292 Гражданского кодекса Российской Федерации;
рассмотреть вопрос о выработке механизма обеспечения прав ребенка на доступ к образованию в части исключения случаев непосещения ребенком общеобразовательной школы;
рассмотреть вопрос о введении в Республике Татарстан инклюзивного образования в рамках пилотного проекта, реализуемого на базе одной или двух школ и детских садов города Казани.
 
Органам местного самоуправления:
рассмотреть вопрос об обеспечении жильем за счет средств местного бюджета в год хотя бы одного ребенка-сироты, ребенка, оставшегося без попечения родителей, либо лица из их числа, поставленного на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на их территории;
обеспечить своевременную постановку на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
обеспечить сохранность закрепленного жилья за детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей;
обеспечить своевременное установление статуса ребенка-сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей, и направление детей в соответствующие учреждения образования только при наличии данного статуса;
обеспечить выполнение норм действующего законодательства об обеспечении жильем по договорам социального найма семей, имеющих детей- инвалидов, в том числе во внеочередном порядке;
рассмотреть вопрос об обеспечении жильем за счет местного бюджета в год хотя бы одной многодетной семьи, поставленной на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий на их территории;
рассмотреть вопрос о выделении средств из бюджета муниципального района, городского округа на организацию дополнительного питания детей первых трех лет жизни полноценным питанием сверх установленных норм;
ускорить подготовку и направление в адрес Уполномоченного информации о результатах инвентаризации и проверки детских игровых и спортивных площадок в требуемом формате;
организовать практику выселения лишенных родительских прав родителей в судебном порядке из занимаемого по договору социального найма жилого помещения в случае противоречия их совместного проживания интересам ребенка.
Уполномоченный по правам ребенка в Республике Татарстан готов принять непосредственное участие в реализации вышеуказанных предложений и при тесном взаимодействии с органами государственной власти и местного самоуправления, общественными организациями, средствами массовой информации будет стремиться к наилучшему обеспечению прав и законных интересов несовершеннолетних жителей республики.
 
 
Уполномоченный по правам 
ребенка в Республике Татарстан                                                  Г.Л.Удачина
 
Март 2011 год

Последнее обновление: 20 марта 2017, 19:11

Все материалы сайта доступны по лицензии:
Creative Commons Attribution 4.0 International
Яндекс цитирования